УЧЕНЫЙ: ОБРАЗ ЖИЗНИ ВОЛКОВ НЕ МЕНЯЕТ НИКТО, КРОМЕ ЧЕЛОВЕКА

На начинающийся сезон охоты на волков 2020-2021 годах, Министерство окружающей среды утвердило лимит разрешающий добычу 175 этих животных. Это вновь разжигает противостояние между двумя противоборствующими лагерями: защитники природы убеждены, что  превышение прошлогоднего лимита на 45% может привести к исчезновению популяции волков, считающихся в Европе охраняемым видом, фермеры, особенно овцеводы, придерживаются противоположной точки зрения, считая что на волков, урон приносимый которыми постоянно растет, следует охотиться еще более интенсивно.

Д-р. Рената Шпинките-Бачкайтиене, — исследователь Сельскохозяйственной академии Университета Витаутаса Великого (VMU ŽŪA), ведущий специалист по волку в Литве, утверждает, что в сегодняшней ситуации самое важное для общества, — воспринимать и принимать волка как представителя мира дикой природы с характеристиками биологии хищника, не идеализируя и не демонизируя этого зверя. По словам ученого, в настоящее время общество отклоняется от объективной оценки: одни идеализируют этого хищника, другие слишком враждебны к нему. В этом вопросе не следует руководствоваться эмоциями: лучше прислушатьс к рекомендациям специалистов — заботиться о волках, регулировать их популяцию и компенсировать ущерб, нанесенный этими животными.

— Вы представляете группу ученых-исследователей Университета Витаутаса Великого, которые подсчитали семейства волков и подали заключение в Министерство окружающей среды. Так сколько же волков в Литве?

— Раньше волки и охотники считали волков по следам, найденным на снегу. Однако используемый метод неточен и совершенно не подходит для участившихся малоснежных зим. При ежегодной переписи по следам не все волки учитываются или наоборот, одного и того же волка можно было «пересчитать» несколько раз. Амплитуда реальной численности популяции колебалась от 300 до 700 особей.

В этом году будет третий сезон, волки будут учитываются исходя из численности стай.  Исследователи ŽAA Университета Витаутаса Великого проводят генетические, возрастные и репродуктивные исследования всех добытых волков. Результаты генетического тестирования образцов, взятых у животных добытых в течении одного сезона, позволяют идентифицировать неродственные семьи, образовавшиеся в этом году. Таким образом, было установлено, что в охотничий сезон 2019–2020 гг. добытые молодые волки происходили из 44 разных семей. Еще 10 семей были выделены по данным круглогодичных наблюдениях за волками. Эти наблюдения регистрируются в электронной базе данных, созданной Государственной службой по охраняемым территориям (www.biomon.lt/maps/index.php), и доступны для всех, кто желает внести свой вклад в наполнение этой базы данных.

Учитывая биологически возможные площади семейных территорий, было установлено, что на территории Литвы проживало не менее 54 волчьих семей. Однако говорить о том, что в Литве проживает всего 54 волчьих семьи, совершенно неверно.  Регистрируя волков и их деятельность в течение года, довольно сложно доказать наличие семейства волков, то есть наблюдать хотя бы 4 волка в одной группе. Генетический анализ добытых волков не гарантирует того, что в каждой стае были потери.  Поэтому мы говорим: в Литве проживает не менее 54 волчьих семей, так как информации о их ином количестве у нас нет.

Учитывая, что до осени доживает от 3 до 4 молодых особей в помете, было установлено ограничение охоты в 175 волков.

— Удивленные смотрители утверждают, что размер компенсации, выплачиваемой фермерам за ущерб, нанесенный волками, в этом году не изменился. Приводит ли это к выводу, что фактический ущерб, который они наносят, не увеличивается?

— На самом деле ситуация непонятная. В настоящее время в рамках проекта, финансируемого Литовской академией наук, мы проводим исследование изменений в рационе волков и ущерба, наносимого этими хищниками сельскохозяйственным животным. Фермер, которому был нанесен ущерб, должен сначала сообщить об этом местному старейшине. Некоторые из таких уведомлений попадают в информационную систему, анализируются, обрабатываются, и фермеру выплачивается компенсация. Однако человеку часто говорят, что его случай не соответствует установленным условиям возмещения ущерба, потому что животные, пасущиеся на огороженной территории, были без бирок, требуемых Государственной продовольственно-ветеринарной службой и т. д. Такие случаи не включаются в статистику. А другая часть людей просто предвидит убытки и даже не претендует на возмещение ущерба. Проект поможет выявить истину.

— Вероятно, волки мифологизируются, потому что мы мало о них знаем. Что означает термин «семейство волков»?

— По законам биологии волков ядро ​​стаи (семьи) состоит из двух лидеров — альфа-самца и альфа-самки. С ними живут детеныши, рожденные в этом году, а также дети, дяди, тети и другие родственники предыдущих лет и предыдущих вожаков. В Литве обычно регистрируются стаи из нескольких волков, но их численность может достинать и несколько десятков.

Обычно в семье размножается только альфа-пара, хотя могут быть и более сексуально способные животные. Альфа-самец заботится о том, чтобы другие самцы не прилипали к его самке, физически сбивая их с ног, а самка пытается психологически влиять на других самок, чтобы они не приближались к альфа-самцу. В здоровой популяции волки, являющиеся близкими родственники волков, не привлекают друг друга и обычно не имеют потомства. Второй год подряд в генетически исследованной литовской популяции волков встречаются только волки, родители которых не являются родственниками.

«Неужели волки в последнее время наносят больше вреда?»

— Волки и признаки их присутствия в Литве всегда были, только раньше не было столь развитой системы распространения информации, как сегодня. Сейчас становятся известными почти все события, связанные с волками. 

Образ жизни этих зверей действительно меняется. И меняет его только и исключительно человек. Вспомним, что еще три десятилетия назад в Литве было несравнимо больше мест, которые редко посещались и не были затронуты постоянной хозяйственной деятельностью, а уход за сельскохозяйственными культурами был не таким интенсивным. Лесных дорог и собственных автомобилей было намного меньше, поэтому люди массово не заезжали вглубь леса, чтобы провести свободное время или просто выгулять собаку. Другими словами, волкам было достаточно места, чтобы жить рядом, не видя человека и не чувствуя его запах.. В последние годы волкам пришлось приспосабливаться к существованию в непосредственной близости от человека.  Раньше домашних животных тоже держали в колхозах, или под присмотром пастуха, собственные животные — недалеко от дома. Волки обычно нападают на отары овец, а раньше овец выращивал очень редкий сельский житель.

Эти звери смелее ведут себя в сумерках, потому что вероятно, чувствуют, что в это время человек видит хуже. Наш коллега провел исследование с помощью тепловизора и доказал, что волки регулярно возвращаются к своей добычи, подходят очень близко и ждут, когда люди разойдутся по домам , чтобы продолжить свой пир. Днем они так себя не ведут.

— Можно ли сказать, что волк — лесной санитар и потому полезен?

«Волк, конечно, сначала поймает добычу, которая движется медленнее». Но это может быть не только старое или хромое животное, но и подрастающий детеныш. Таким образом, термин «лесной санитарный» неточен. Волки питаются тем, что традиционно соответствует восприятию источника пищи в их мозгу. С другой стороны, было замечено, что волки не только перенимают опыт, полученный их родителями, но также адаптируются и учатся при изменении обстоятельств. К примеру, после введения в среду их обитания нового вида, скажем, благородного оленя, которого раньше волки не видели, хищники какое-то время не будут охотиться на оленей, которые в их мозгу ещё не идентифицированы, как пища. Фактически, волки обычно питаются добычей, которой больше всего в их среде обитания, поэтому это может быть как благородный олень, так и заяц-беляк или даже дикая индейка.

— Каков опыт других европейских стран по сохранению популяции волков? Как вести себя нашим хозяйствам и государству?

— Большая часть напряженности связана с «отношениями» между небольшими фермами и волками. Большой бизнес обычно считает — он либо вкладывает средства во все возможные инструменты, либо сжимается, если считает, что такое вложение нецелесообразно.

Точно так же, как в Литве нет торгового центра без сигнализации, не должно быть пастбищ овец без должной защиты — в первую очередь, без многополосного электрического пастуха.

Поскольку иногда забор не может защитить от волков, безусловно, необходим регулируемый государством механизм справедливой компенсации. Ничего лучшего не придумали и другие европейские страны — волки всюду приносят убытки, которые государство компенсирует фермерам.

Если бы человек не регулировал рост численности волков, то начали бы действовать закон саморегуляции. Добычи стало бы меньше, животные ослабели и стали жертвами паразитов и болезней.  Кроме того, по мере роста числа волков они вынуждены занимать новые, менее благоприятные районы. Таким образом, волки вынуждены сближаться с людьми, и количество приносимых ими убытков неизбежно растет. Поэтому больше внимания следует уделять тем районам, где волки нападают на домашних животных. Должен быть создан правовой механизм для быстрого реагирования на ущерб, причиненный волками, и для охоты на месте ущерба. Волки умные животные: они быстро поймут что домашние животные являются не столько источником пищи, а сколько риском для жизни. Организованная таким образом охота будет наиболее эффективной и не потревожит волков, обитающих в лесах.

РЕНАТА ШПИНКИТЕ
miske.lt, 10.11.2020

Похожие записи

Добавить комментарий