Фокус с кругляком: почему не прекращаются незаконные вырубки леса

Каждая власть борется с уничтожением украинских лесов и каждая — безрезультатно. Насколько выросли незаконные вырубки при новой власти, или наказаны виновные, да останавливают черных лесорубов штрафы?

Гора Синячка в Ивано-Франковской области — единственная высокогорная местность в Украине, где осуществляется нефтепромысел. Гора является одним из популярных туристических маршрутов, ведь богатая и изнутри, и снаружи. Ее прекрасные склоны когда были густо покрыты многолетним лесом.

Сейчас местные только отчаянно машут в сторону выразительных залысин и лужаек, на которых торчат одни пеньки.

Говорят, если власть решится построить здесь хорошую дорогу, выйдут на протесты: мол, только отсутствие дорог естественным образом спасает украинские Карпаты от тотальной вырубки.

Это проблема не самых Карпат. Неспособность властей навести порядок в лесах — такая же язва Украины, как и коррупция.

На Западной Украине шутят, что лесники — вторые после ксендзов: строят дорогие имения, путешествуют, покупают детям престижные автомобили. Они пользуются пробелами в законодательстве.

На этом фоне попытки властей спасать лес напоминают действия фокусника, который, пряча монету в одной руке, делает все, чтобы внимание зрителя сосредоточилась на другой.

Cанітарні рубки в Карпатах Фото Єгора Гриника

Показательные посадки при новой власти

С приходом к власти команда президента Владимира Зеленского с энтузиазмом взялась хозяйничать в сфере лесного хозяйства. Екс премьер Алексей Гончарук начал раздавать поручения и проводить показательные совещания.

В частности, он поручил обеспечить с 1 февраля 2020 в Украине полноценное функционирование централизованного учета древесины, а также дал поручение МВД, Гослесагентству и Госэкоинспекции непрерывно предотвращать незаконным вырубкам лесов и выявлять нарушения.

Власти постоянно приходится слышать от общества о незаконных вырубках, черных лесорубах и контрабанде леса, жаловался тогда премьер.

Начались показательные расправы: Гончарук уволил руководителя Закарпатского управления лесного и охотничьего хозяйства Валерия Мургу и голову ГП «Гутянское лесное хозяйство» в Харьковской области Виктора Сыса.

Материалы о многочисленных нарушениях в Закарпатском и Гутнянському лесных хозяйствах были переданы в правоохранительные органы.

Ситуация с харьковскими лесхозами — один из немногих примеров, когда дела дошли до суда. По словам генпрокурора Ирины Венедиктовой, в суды были направлены обвинительные акты в отношении служащих Красноградского и Гутянского лесхозов, которых обвинили в потере 1,5 тыс деревьев.

По словам генпрокурора, также завершено досудебное расследование в уголовном деле относительно вырубки 526 деревьев в Гутянском лесхозе по мастеру лесничества. Дошло до суда и дело Мурги, однако о приговоре в нем ничего не известно.

После февральского всплеска шум вокруг лесных дел стих. Венедиктова сообщила, что из-за незаконной вырубки леса возбуждено 388 уголовных дел.

Семикратный рост вырубки

Между тем, по официальным данным, в 2019 году объем незаконной вырубки лесов, по сравнению с 2018 годом, увеличился почти в семь раз до 118 тыс куб м, что нанесло государству 814 200 000 грн убытков.

За десять месяцев 2020 Госэкоинспекция составила более 2300 административных протоколов. По ее данным, убытки превысили 280 млн грн, но эта статистика даже близко не отражает реального положения вещей.

«Незаконные вырубки продолжаются, потому что в Украине отсутствует совершенная законодательная база ведения лесного хозяйства и существует низкая ответственность за незаконные рубки леса», — сообщили в пресс служба Государственной экоинспекции (ГЭИ).

Этот орган имеет широкие полномочия по контролю лесхозов: начиная с отвода квартала под рубку и заканчивая законностью вырубки.

«Часто под видом легальной санитарной вырубки скрывается уничтожение здоровых деревьев. Обозначая их как дрова и официально продавая за копейки, реальную сумму коррумпированные работники лесхозов кладут себе в карман.

Ни мораторий на экспорт леса-кругляка, установленный в 2015 году, ни существенное повышение штрафов, ни снижение размера существенного вреда, после которого наступает уголовная ответственность, ситуацию не изменили «, — сообщили в ГЭИ.

Между тем власть рекламирует реестры и интерактивные карты. Последовательные шаги для создания системы, которая бы помешала незаконным вырубкам, не делаются.

Лесное двоевластие

Проблемой остается дублирование контрольных функций Госэкоинспекция и Гослесагентством.

Последнее отвечает за 73% лесного фонда страны и контролирует самого себя. Неудивительно, что представителей инспекции не допускают в некоторые лесхозы, по которым поступили сигналы от местных активистов.

«За такое административное правонарушение штраф составляет всего 750 грн. Инспекция поддерживает законопроект «О государственном экологическом контроле», который, в частности, предусматривает увеличение штрафов за препятствование в работе инспекторов в десятки раз», — пояснил председатель ГЭИ Андрей Рисованный.

Законопроект, который разрабатывают комитеты парламента, устраняет противоречия между полномочиями Гослесагентства и инспекции путем передачи полномочий по охране лесов Госэкоинспекции.

С начала 2020 ГЭИ обнаружила 2,2 тыс нарушений со стороны лесхозов и оштрафовала их работников на 816 тыс грн. Убытки превысили 234 млн грн.

Дело осложняет то, что суммы штрафов за вырубку леса мизерные — 510-1020 грн, а методики расчета денежных взысканий за ущерб устарели. Сейчас нарушитель за дерево диаметром до 10 см обязан оплатить лишь 42 грн.

Чтобы предостеречь потенциальных нарушителей от противоправных действий, санкции необходимо увеличить, а устаревшие методики — изменить, говорят в Госэкоинспекции. Специалисты ведомства подготовили соответствующие материалы, их должен утвердить Минэкологии.

До недавнего времени в государстве даже не было такого министерства: в 2019 году власть ликвидировала его путем слияния с Минэнергетики. Недавно орган восстановили.

Проверки вне закона

Не добавляет оптимизма и запрет на плановые проверки лесного хозяйства, введенное на время карантина.

«Инспекторы могут выходить только на внеплановые проверки по обращению физического лица», — рассказал Малеваный, отметив, что проверка назначается после создания комиссии, требует времени.

Полномочия для проведения рейдов тоже отсутствуют. При этом отличить, когда лес рубят с нарушением законодательства, а когда законно, трудно. «Активисты могут блокировать легальные заготовки, но не могут ничего сделать в случаях очевидных нарушений», — признают в Гослесагентстве.

«Незаконная рубка — это заготовка древесины без специального разрешения: лесорубочного или лесного билета. Срубленное без него дерево считается добытым незаконным путем», — разъяснил главный специалист отдела охраны и защиты лесов Государственного агентства лесных ресурсов Леонид Ильченко.

Перечень лесорубных билетов на заготовку древесины размещен на специальном сайте. Непонятно только, куда обращаться с информацией, если во время лесной прогулки случится рубка леса. Полиция? Это не их полномочия.

Держлисагентство на период карантина ограничило прием граждан и предоставления административных услуг, а ГЭИ нужно время на создание комиссии. К тому же, ее могут просто не допустить в лесхоз, заплатив штраф 750 грн.

Также ГЭИ не может провести рейд и не имеет полномочий задержать правонарушителей. Она может лишь создать комиссию и передать материалы, обнаруженные в ходе проведенной проверки, в правоохранительные органы.

ГЭИ называет такие факторы, которые мешают ее эффективной работе: недостаточное материально-техническое обеспечение инспекторов, неукомплектованность кадров специалистами-за низких зарплат, отсутствие в ГЭИ статуса правоохранительного органа, в связи с чем невозможно установить лиц, причастных к нарушениям.

Технологии на страже леса

Ветеран ООС, председатель Лопатинской ОТГ Олег Никитин отмечал, что наиболее эффективный и доступный способ выявить уничтожение лесов — отслеживать изменение рельефа зеленых насаждений через спутниковую съемку Google.

По его словам, местный лесхоз является государством в государстве, а незаконные рубки процветают, хотя полиция фиксирует два-три правонарушения в год.

Ситуация в этой ОТГ мало чем отличается от общей Львовской области. Крупных производств здесь нет, зато есть безработица и массовый отток людей за границу на заработки. Те, кто смогли закрепиться, живут, в основном, из леса.

Инспекция поддерживает идею об исследовании лесных массивов с помощью беспилотных летательных аппаратов.

«Дроны помогают находить места рубок, особенно на труднодоступных вершинах. Они невидимы и не пугают лесорубов. Это надежные помощники инспекторов», — говорят в ведомстве.

Инспекция уже начала использовать беспилотные аппараты, однако из-за отсутствия должного финансирования управления ведомства в достаточной мере ими не обеспечены. Также, по словам Малеваного, пока нет инструментов, позволяющих применить полученные данные в качестве доказательств в суде.

«Мы разрабатываем методические рекомендации, чтобы аэрокосмическую съемку можно было применять как инструмент мониторинга состояния лесов», — говорит председатель ГЭИ.

Инспекция также планирует сотрудничать с Государственным космическим агентством.

«Мы договорились совместно разработать» Национальную систему мониторинга окружающей среды», которая поможет фиксировать места и объемы вырубки, автоматически определять нарушителей, начислять им штрафы и требовать уплату. Данные мониторинга могут стать доказательствами в суде», — рассказал Малеваный.

Рекордный экспорт под видом пиломатериалов

Ситуация такова: незаконные вырубки леса не фиксируются, а потом неизвестно откуда появляется нелегальная древесина. Она попадает на европейский рынок по низкой стоимости, вызывает раздражение европейских чиновников.

Согласно отчету Earthsight «Причастный к коррупции», в течение 2013-2018 годов украинский экспорт пиломатериалов превысил общую легальное предложение древесины на рынке, даже не учитывая внутреннее потребление.

К 2016 году Украина сообщала об экспорте на 50% больше пиломатериалов, чем было официально зафиксировано на лесопильных предприятиях страны. Почти миллион кубометров древесины, не проходила по официальным документам, было экспортировано. Это в десять раз больше, чем в 2011 году.

Причина проста: не работают защитные механизмы. Ответственность предприятий, перерабатывающих незаконно заготовленную сырье, до сих пор отсутствует.

Сертификацией Forest Stewardship Council, которая при реализации для всех лесных участков, гарантирует экологичность лесоматериалов и помогает помешать продаже нелегально срубленной древесины, охвачено только 42% украинских лесов.

Через электронную систему «Прозорро.Продажи» с февраля 2020 реализуется только 25% крупных партий древесины, продающих государственными лесхозами.

Переход к аукционам должен поставить крест на «прямых договорах», по которым до недавнего времени продавалась вся древесина, что позволяло директорам лесхозов напрямую договариваться с покупателями о цене и объеме продукции.

Это делало возможными схемы, при которых древесина продавалась по цене ниже рыночной, в обмен на «откаты». В 2020 году доля реализации по прямым договорам составляет 40-70% от объема рынка в зависимости от месяца.

В 2020 году заработала государственная система электронного оборота древесины, которая позволяет отслеживать путь каждого дерева от лесхоза к перерабатывающего предприятия. Однако она не охватывает все леса страны. К тому же, уголовная ответственность за закупку незаконно заготовленной древесины отсутствует.

Хуже, что нет точной информации об объемах леса в Украине. По данным Гослесагентства, общая площадь лесного фонда составляет 10400000 га, из которых лесной растительностью покрыты 9600000 га. Лесистость территории страны — 15,9%.

По этим данным, Украина входит в десятку крупнейших лесных держав Европы, занимая восьмое место по площади лесов и шестое место — по запасам древесины. Соответствуют ли действительности эти данные? Верховная Рада только в июне 2020 поддержала проведение национальной инвентаризации лесов.

Работа по инвентаризации, которая должна дать достоверную оценку общих запасов насаждений с расчетной погрешностью ± 3%, только началась. Нет и четкого понимания, или будет финансироваться она должным образом. Проект потребует выделения из бюджета около 9 млн грн ежегодно.

Дополнительно нужно 2 млн грн на содержание постоянного персонала государственной специализированной организации и 3 млн грн — на оплату труда временных работников.

В отдельные годы финансирование программы будет колебаться от 7700000 грн до 12600000 грн, что обусловлено необходимостью приобретения программного обеспечения, приборов, оборудования и автомобильной техники.

Ранее рассматривался вариант передачи права на леса местным общинам в рамках реформы децентрализации. Мол, общины сами могут контролировать вырубки. Эту идею поддерживали ексголова Верховной Рады Андрей Парубий и Минрегионстрой. Министерство даже разработало соответствующий проект закона.

Идея не была реализована, а звуки черных вырубок звучат по сей день.

Елена Голубева, журналист

 

Елена Голубева
Экономическая правда

Похожие записи

Добавить комментарий