Новые правила для кругляка: что должна сделать Украина с мораторием на экспорт леса

Кто выиграл арбитраж о запрете экспорта леса-кругляка: Украина или ЕС? И чего больше в решении арбитража: измены или победы?

Попробуем разобраться.

Прежде всего, для ЕС запрет Украиной экспорта леса стал Карфагеном, который должен быть разрушен.

Слишком много политических усилий было приложено со стороны Брюсселя, чтобы дожать Украину. Но политически решить этот вопрос не получилось, и дело было перенесено в арбитраж.

Поэтому неудивительно, что в опубликованном 11 декабря решении арбитражной панели главным для ЕС оказался пункт 3 резолютивной части решения:

«[Арбитражная панель] установила, что временный запрет экспорта 2015 не соответствует статье 35, которая запрещает ограничения экспорта и не обоснована на основании статьи XX (g) GATT 1994, которая применяется на основании статьи 36 Соглашения об ассоциации, поскольку этот запрет экспорта не «относится к сохранению природных ресурсов, исчерпываются проводятся одновременно с ограничением внутреннего производства или потребления».

То, почему арбитры пришли к выводу, было предсказуемым. Эксперты, и я в том числе, уже несколько лет назад говорили, что прецедент арбитража China — Rear Earth делает нашу позицию слабой. Если посмотреть на ключевые пункты 411-439 отчета арбитров, то мы увидим, что арбитры используют именно этот прецедент.

Плюс арбитры ссылаются на пояснительную записку к законопроекту (пункт 432), где говорится о развитии отечественной промышленности.

В свою очередь попытка украинских законодателей формально выполнить условие об ограничении потребления явно не впечатлила арбитров. Особенно когда они с легкостью убедились, что объем потребления древесины в Украине меньше, чем закреплено в законе.

Это главный урок для законодателей пояснения к законопроектам надо писать взвешенно и аккуратно.

Поэтому ЕС вроде добивается своей цели — признания запрета экспорта 2015 такой, что не соответствует требованиям Соглашения.

И здесь появляется одно большое и жирное но: это признание не означает, что запрет экспорта нужно отменить.

Во-первых, арбитры признали, что ограничивать экспорт леса нельзя. Если есть надлежащее обоснование, то ограничения имеют право существовать. Это, в частности, касается запрета экспорта отдельных пород древесины, который был введен в 2005 году. Арбитры признали, что он является обоснованным.

Очень странно, что ЕС в своем Прессрелизе называет это «частично легитимным«. Ведь такую же легитимность имеют, например, все требования ЕС к безопасности продукции. И, по мнению Евросоюза, они вполне легитимны.

В общем ЕС своей риторикой стреляет себе в ногу, ведь уменьшает легитимность и так малолегитимных попыток ввести углеродную пошлину. Это отдельная тема, требующая отдельного обсуждения.

Во-вторых, арбитры понимают, что тема леса очень чувствительная, и решение проблемы не может заключаться только в отмене запрета экспорта.

В параграфе 438 панель арбитров подчеркивает, что ее заключение нельзя формулировать так, чтобы создавать Украине преграды в развитии устойчивого управления лесным хозяйством в целях экономического развития.

Поэтому арбитры дают в резолютивной части единственную и ключевую рекомендацию:

«Украине принять добросовестно все меры во исполнение решения панели арбитров принимая во внимание все релевантные положения Соглашения об ассоциации, включая положения главы 13 по торговле и устойчивому развитию, особенно статьи 293 о торговле лесной продукцией, обязывает Стороны [то есть и Украина и ЕС] улучшать управление и применения права в сфере лесничества и поощрять торговлю законными и постоянными лесными товарами «.

То есть это должно быть комплексное решение, а не просто отмена запрета на экспорт.

Краеугольным элементом его выполнения будет создание нормального рынка внутри Украины. Сейчас в Верховной Раде рассматривают законопроект «О рынке древесины«. Он вводит цивилизованный рынок торговли лесом. Где, кстати, мы уже видим первые признаки оздоровления.

То есть мы сами понимаем, какой рынок хотим и как хотим торговать. И мы сами, как хотим, так его и регулируем.

Кроме того, нам нужно достичь договоренностей с Евросоюзом о том, как контролировать торговлю лесом. Это связано с тем, что главным драйвером незаконной вырубки леса является спрос на эту продукцию в ЕС (о чем свидетельствуют рапорты Earthsight).

Ситуация в общем для ЕС и Украины в Карпатском регионе критическая, о чем говорит исполнительный директор программы ООН по окружающей среде Ингер Андерсен.

Таким образом, мы должны сначала договориться о порядке контроля за трансграничным перемещением леса между Украиной и ЕС. И только после этого вносить изменения (не отменять) в запрете экспорта леса и предусматривать, что в случае экспорта в ЕС применяется этот новый механизм.

Конечно же, мы можем еще и взять на вооружение передовую практику ЕС, который 20 лет упирался от исполнения судебного решения по делу ЕС-Hormones и таки выполнил его на собственных условиях, а не отменяя запрет на использование гормонов в мясе.

Оснований для этого в решении арбитров более чем достаточно, хотя для нас важнее найти выгодное обеим сторонам решения.

Так или иначе, в откровенно проигрышном деле мы смогли добиться того, что доказали: запрет экспорта леса имеет право на существование, если он хорошо обоснован, а изменения в запрете экспорта Украина определяет сама с учетом всех особенностей торговли лесом.

Самое главное же то, что это дело доказало: Соглашение об ассоциации является действенным механизмом защиты национальных интересов.

Главное — не лениться, а упираться и бороться за свои права.

И конечно же, и ЕС, и Украина должны идти на встречу друг другу и договариваться даже в очень чувствительных вопросах.

Соглашение об ассоциации предусматривает, что до 11 января Украина должна подать Евросоюзу предложения по выполнению решения. И это будет следующий шаг в поиске обоюдно приемлемого решения по лесу.

Тарас Качка
заместитель министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства, торговый представитель Украины

Тарас Качка
Европейская правда

Похожие записи

Добавить комментарий