Китайские города пустеют после запрета на вывоз кругляка из России

С 1 января 2022 года вступил в силу запрет на вывоз из страны необработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород. Об ограничениях экспорта кругляка было известно заранее – соответствующие поручения Владимир Путин дал ещё в 2020-м. Ранее VL.ru писал, что не все участники рынка с российской стороны остались довольны намеченным курсом. Но как сегодня сообщают жители приграничья, особенно болезненно ситуацию переживают за рубежом, сообщает vl.ru

С 1 января экспорт необработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород (дуб, бук, ясень) осуществляется только через два железнодорожных пункта пропуска: Люття – на границе с Финляндией, Хасан – на границе с КНДР. Более того, как напоминает ТАСС, со 2 января по 31 декабря 2022 года в РФ действуют повышенные ставки на экспорт отдельных видов лесоматериалов – влажностью более 22% и толщиной и шириной более 10 см. Это так называемые заградительные пошлины для «товаров прикрытия», под видом которых зачастую за границу вывозился ценный «кругляк».

И хотя указанные запреты начали действовать лишь в 2022-м, в приграничных районах КНР их почувствовали ещё до Нового года. Так, паблик «Бизнес-практика в Китае. Взгляд изнутри» рассказал о том, что происходило и происходит по ту сторону границы. Начиная с 2013 года у всех российско-китайских пограничных переходов были созданы тысячи мелких, средних и крупных ДОКов (деревообрабатывающих комбинатов), а на окраине города Суйфэньхэ вырос целый перерабатывающий город Бэйхан из деревообрабатывающих и производящих ТНП цехов-фабрик.

«Ежедневно несколько составов с русским лесом-кругляком и грубообработанным пиломатериалом заходили в Суйфэньхэ. Ещё 30-40 фур и лесовозов с пиломатериалом шли через автопереход. Причём большая часть бизнеса с обеих сторон границы фактически принадлежала китайским гражданам. Российская сторона в этом процессе чаще всего была задействована только в низкобюджетном лесопилении, перевозках и погрузо-разгрузочных работах. <…> И вот, с 2022 года всё это будет остановлено. Наиболее думающая часть китайских предпринимателей <… > ещё с прошлого года начала восстанавливать проекты десятилетней давности – строительство небольших, но современных ДОКов на территории России», – поясняет источник паблика.

«Переключиться на другой вид бизнеса в приграничье сейчас практически невозможно: из-за антиковидных ограничений и так рухнула российско-китайская «серая» торговля, а работать в белую, да ещё в жёстких рамках, большинство китайцев не умеет. Из этого бизнеса разбегаются все, кто куда может. <…> Так, за последние два года Суйфэньхэ из 120-тысячного города с 80 тысячами постоянных жителей с местной регистрацией и 40 тысячами временно проживающих превратился в 70-75-тысячный городишко с просевшими до уровня 2010-2012 годов ценами на недвижимость и множеством закрытых магазинов. 2-3-комнатную квартиру в 60-80 квадратов в новой 5-этажке можно снять за 6-8 тысяч юаней – в год!» – добавляет автор.

Напомним, что новый правительственный курс РФ, призванный заставить лес «работать» на нашу страну, вызвал волну критики и по эту сторону границы – в частности на Дальнем Востоке. В макрорегионе на заготовке древесины живут целые районы, но действует всего несколько крупных лесоперерабатывающих производств – по данным «Российской газеты», их ежегодная мощность едва превышает пять миллионов кубов, и этого критически не хватает.+

Как ранее писал VL.ru, важен не только запас древесины в регионе, но и его доступность: дорожная инфраструктура, обеспеченность потенциальных предприятий электроэнергией.

«Мы построили на Дальнем Востоке несколько заводов глубокой переработки и, наверное, единственная крупная компания, которая выполнила все требования правительства по созданию инвестпроекта, – заявлял на полях ВЭФ генеральный директор ООО УК «РФП Групп» Константин Лашкевич. – Успешный проект возможен на ДВ только при наличии крупных партнёров. Например, зайти на рынок Японии почти невозможно. Компании, которые начинали бизнес без сторонних инвесторов, просто обанкротились. Да тут некуда эту древесину девать, кроме как на экспорт. У Фонда развития промышленности нет программы под крупные проекты – миллиардов на 10-12 рублей хотя бы. Когда созданы мощности и вводится запрет – это понятная история. А когда мощностей нет, то получаем резкий дисбаланс».

В такой обстановке и правительство, и представители бизнеса преподносят как победу появление на дальневосточном рынке крупного зарубежного инвестора. Власти страны одобрили покупку японской Iida Group 75% дальневосточного холдинга RFP Group. При этом зарубежная компания должна выполнить ряд условий: вложить $150 млн, удвоить переработку леса и сохранить рабочие места.

Отметим, что ранее Iida Group являлась партнёром группы DNS в области лесопереработки. А в прошлом году приморский проект «ДНС ЛЕС» вынужден был заморозить свою деятельность именно из-за неготовности дальневосточной лесной промышленности к комплексной переработке древесины.

«Лесная промышленность зачастую заинтересована в том, чтобы зайти в лес и только добывать древесину. Мы в это не целились и верили в то, что можно вести деятельность по-другому. Хотели попытаться внести изменения в отрасль, думали, что произойдут какие-то изменения, можно будет заниматься комплексной переработкой древесины. К сожалению, не могу сказать, что это получилось. Причиной является целый комплекс факторов. За пять лет, что мы работаем, участвовали во многих аукционах со своим инвестпроектом, законодательство постоянно менялось, и понимания, что будет с отраслью, до сих пор нет», – рассказал в конце прошлого года корреспонденту VL.ru глава группы компаний DNS Дмитрий Алексеев.

Напомним, что в рамках создания «жёсткого заслона бесконтрольному вывозу необработанной древесины» президент Путин также поручил предусмотреть необходимое финансирование для льготных кредитов на модернизацию производств переработки древесины и запустить федеральную информационную систему лесного комплекса для учёта древесины и сделок с ней.

Важно упомянуть, что государство и раньше пыталось «задушить» бесконтрольный экспорт ценных пород. Так, в 2007 году вывозные пошлины на кругляк увеличились вплоть до заградительных 80%, в то время как пошлины на всю продукцию переработки были обнулены. После вступления России в ВТО в 2012 году были сформированы квоты на экспорт (ими могут воспользоваться только переработчики), в рамках которых пошлины были снижены до 6,5%. А вне этих квот ставки должны были расти с 25% до 80% к 2021 году.

В начале 2020 года ассоциация «Дальэкспортлес», на участников которой приходилось 52% лесозаготовки и 80% деревообработки в Дальневосточном федеральном округе, предложила ввести мораторий на рост экспортной пошлины, ссылаясь на падение экспорта леса и лесоматериалов в 2019 году почти на 28%. Но государство не стало отказываться от намеченной программы. В рамках Восточного экономического форума промышленники предлагали ввести и другие послабления: в частности, снизить железнодорожный тариф на перевозку хотя бы деревянных пеллет (топливо) до уровня бурого угля или приравнять строительство дорог к инвестициям.

11 января 2022

Похожие записи

Добавить комментарий