Мнение генерального директора Tasmania Forests Ника Стил: «Потребность в производственных лесах будет расти по мере декарбонизации экономики».

Ник Стил, генеральный директор Ассоциации лесных товаров Тасмании, написал мнение о том, что происходит с древесиной и лесами во всем мире.

Мы поддерживаем его о мнение, которое очень похоже на позицию Румынской ассоциации лесоводов — ASFOR.

«Мы должны заботиться о том, откуда берутся изделия из дерева. Почему мы любим лес, но ненавидим лесников?

Коллега недавно рассказал мне интересную историю. Во время обеда ему задали вечный вопрос «Чем ты занимаешься?» «Я работаю в лесном хозяйстве», — был его ответ, на который, как обычно, некоторые в зале нахмурились. Последовала короткая беседа о достоинствах местного лесного хозяйства, и беседа продолжилась.

Чуть позже один из участников этого разговора сообщил, что аконец-то прибыла ее долгожданный обеденный стол, заказанный в IKEA. Кто-то спрасил ее, не смущает ли её то, что IKEA обвиняют в использовании незаконно добытой древесины и что есть шанс, что это её приобретение поддержит эту деятельность? Ее ответ был скорее пожатием плеч и большим разочарованием, по поводу того, что эта информация «испортила радостный для неё момент». Было ясно, что она была рада выступать против лесозаготовок, но исполнение её мечты приобрести новый стол от IKEA перевешивала любое желание задуматься об этичности этого куска дерева.

Правда в том, что многим людям все равно, откуда берутся их изделия из дерева.

Какое последнее изделие из дерева или бумаги/картона вы купили? Из какой древесины оно было сделано: заготовленной в устойчиво управляемых лесах или полученной в ходе их уничтожения и изменения типа землепользования?

Это вопрос, который мы должны постоянно задать, потому что борьба с изменением климата зависит от прекращения вырубки лесов и сокращения выбросов углерода.

Четкий посыл Парижского соглашения и доклада МГЭИК ООН заключается в том, что надо стремится не к нейтральному, а к отрицательному балансу выбросов углерода. Тем не менее, климатические преимущества продуктивных лесов все чаще оспариваются и используются некоторыми участниками экологического движения в качестве оружия, что приводит к путанице и сомнениям в отношении роли лесного хозяйства в смягчении последствий изменения климата.

Доктор Крейг Браун недавно написал, что алюминиевый завод, работающий от гидроэлектростанций, имеет «очень низкий уровень выбросов углерода». Он счел возможным предположить, что производство алюминия оказывает меньшее воздействие на окружающую среду, чем выращивание древесины.

Сенатор от зеленых Питер Уиш-Уилсон недавно написал в Твиттере о достоинствах «зеленой стали». Что ж, сенатору не нужно ставить определение «зеленый» перед лесным хозяйством, потому что оно по сути зеленое и в этом не надо никого убеждать.

Клише «все, кроме лесозаготовок» настолько токсично, что экологи теперь заявляют, что невозобновляемые источники являются жизнеспособной заменой древесина для хранения углерода.

Я думаю, мы все согласны с тем, что решение предстоящих задач будет трудным и потребует значительного удаления углекислого газа из атмосферы, а также значительного сокращения выбросов. Наиболее известной моделью удаления в глобальном моделировании является облесение/восстановление лесов.

Инициативы по лесонасаждению для смягчения последствий изменения климата обычно способствуют созданию заповедных, а не продуктивных лесов. Однаео именно производственные леса могут обеспечить смягчение последствий изменения климата и сокращение выбросов за счет замены строительных материалов с высоким содержанием углерода.

Исследования, подобные тем, которые провел Фабиано Хименес, главный исследователь Департамента первичной промышленности Нового Южного Уэльса, показывают, что управляемые производственные леса приносят больше климатических выгод, чем заповедные леса, и эти преимущества сочетаются с последовательной заготовкой древесины.

Конечно, это не означает, что мы не должны ценить охраняемые, заповедные леса, которых у нас около 50% от общей площади, но это свидетельствует о том, , что климатические преимущества эксплуатационных, продуктивных лесов, которым все больше угрожают борцы против рубок, должны быть в авангарде любых искренних разговоров о смягчении последствий изменения климата.

Аргумент, что только заповедные леса являются правильным ответом, ошибочен. Потенциал связывания углерода лесными экосистемами конечен, и природоохранные леса в лучшем случае являются углеродно-нейтральными, потому что, как только они достигают зрелости, скорость связывания замедляется до равновесного состояния.

Возможности связывания и хранения углерода в лесоматериалах и изделиях из древесины, заготовленной в управляемых лесах бесконечны. Их использование позволяет добиваться «углеродно-отрицательного» баланса как за счет поглащения углерода из атмосферы быстро растущими лесами, так и за счет удержания его в продуктах деревообработки долгосрочного пользования.

Кроме того, мы знаем, что нам необходимо обеспечить внутренние поставки древесины. Нынешний дефицит в строительной отрасли научил нас этому, но дело идет гораздо дальше. Мы обязаны выращивать древесину!

Неспособность создать отечественные продукты из древесины окажут большее давление на международные рынки и потенциально сместят спрос в регионы, где неустойчивое управление лесами оказывает негативное воздействие на климат и биоразнообразие.

Нехватка древесины является глобальной проблемой. В настоящее время её не хватает для удовлетворения мировых потребностей. Мы как граждане мира обязаны выращивать и заготавливать нашу справедливую долю древесины, чтобы производить достаточное количество лесной продукции для наших собственных внутренних нужд, если не больше.

Все страны, которые могут вести устойчивое лесное хозяйство, несут эту ответственность. Недопустимо возлагать её государства, где обезлесение широко распространено и превращение лесов в пастбища является обычной практикой.

Несмотря на попытки некоторых отбросить реальность того, как выглядит лесное хозяйство на Борнео или в Амазонии, дефицит создает спрос, а высокий спрос может привести к неправильным методам и незаконному лесному хозяйству, что противоречит всем принципам смягчения последствий изменения климата.

Мы рассказали эту историю в самом начале, потому что нам нужно думать и заботиться о том, откуда берется наша древесина.

Это важно, потому что потребность в глобальных продуктивных лесах будет расти по мере декарбонизации экономики, и эти продуктивные леса должны оставаться рабочими лесами.

Мы все любим древесину, поэтому давайте начнем признавать и любить ответственные и возобновляемые леса, чтобы мы могли продолжать производить древесину, которой мы гордимся».

Ник Стил, генеральный директор Тасманской ассоциации лесных товаров

Новый институт и поддержка промышленности.

Следует отметить, что в партнерстве с Университетом Тасмании Австралийская ассоциация лесных товаров провела кампанию по созданию нового Национального инновационного института лесных товаров (NIFPI) в Тасмании. Это желание сбылось в апреле 2022 года, когда правительство объявило о выделении 100 миллионов долларов на создание NIFPI в Лонсестоне в кампусе Ньюнхемского университета Тасмании.

«Это обязательство по созданию национального исследовательского института для одного из самых востребованных в мире продуктов является свидетельством приверженности правительства устойчивому лесному хозяйству Тасмании и его позиции в защиту лесного хозяйства», — сказал Ник Стил, генеральный директор Тасманская ассоциация лесных товаров (TFPA).

В дополнение к поддержке создания этого института правительство пообещало выделить по всей стране гранты в размере 112,9 млн долларов США для стимулирования производственных инноваций и поддержки лесного сектора, чтобы максимально использовать существующие лесные ресурсы, что поможет снизить давление со стороны предложения, вызванное постпандемическим кризисом. строительным бум и растущими сбоями в цепочке поставок в условиях войны на Украине.

forestmania.ro, 15 мая 2022

Похожие записи

Добавить комментарий