РФ: Как повысить доходы от леса?

И не за счет увеличения налоговых ставок, а через расширение налогооблагаемой базы. Эту тему чиновники и предприниматели подняли на еженедельном совещании в региональном правительстве. Один из путей – решить проблемы, с которыми столкнулись представители лесной отрасли региона. Их немало, некоторые возникли не сегодня, а часть – в компетенции федеральных властей. Региональные чиновники заверили, что готовы помочь бизнесу Кировской области.

Доступ к сырью

Как сообщил и.о. министра лесного хозяйства Кировской области Александр Ложкин, в прошлом году уровень доходов, полученных от использования лесов, составил 2,3 млрд рублей. По этому показателю в ПФО регион уступает только Пермскому краю. «В целом доходность от лесного хозяйства с 2017 года выросла почти в 2 раза», – подчеркнул выступающий. Поступления налоговых и неналоговых доходов от лесного комплекса в бюджет области за 2021 год оцениваются в 5,4 млрд рублей.

Потенциал есть, однако предприниматели в условиях санкций столкнулись с целым рядом проблем. Одна из ключевых – нехватка доступного сырья даже в таком лесном регионе. «В условиях новой реальности к ноябрю-декабрю мы прогнозируем серьезную стагнацию на рынке глубокой переработки отделочных материалов. В сегменте, который я представляю, по сравнению с июнем-июлем 2021 года спрос упал на 40-50%. ЛПК Кировской области очень разнообразен и серьезно сегментирован, поэтому и меры взаимодействия и поддержки необходимы дифференцированные», – обозначил проблему директор ООО «Лесстрой» (Шабалинский район) Евгений Катаев.

В качестве меры поддержки предложил «провести массовую адресную сырьевую интервенцию», добавив, что «мы давно об этом говорим». «Это вывод на рынок – причем на рынок реальных местных производителей – большого количества свободного лесного ресурса. Такой шаг позволит снять давление на нашу себестоимость, а переработчики, в свою очередь, смогут и дальше находиться в конкурентной среде и снижать цены. И сохранить коллективы, – продолжил предприниматель. – Если такой дефицит сырья сохранится и дальше, мы «упремся» в себестоимость к сентябрю-октябрю и будем вынуждены останавливать работу. В нашей продукции себестоимость круглого леса, сырья, занимает примерно половину. Если ее снизить, то период «осень-зима» пройдем более-менее спокойно, успешно конкурируя на азиатских рынках. Без сырьевой поддержки со стороны государства многим не выжить. Механизмы для оказания такой поддержки есть. По нашей оценке, ею могут быть охвачены около 200-300 предприятий с коллективами суммарно до 20 тысяч человек».

Комментируя позднее ситуацию с обеспечением сырьем, Александр Ложкин сообщил перспективы: «До конца года мы выставим в аренду на долгосрочное пользование 17 участков. Это порядка 300 тысяч кубических метров. Кроме этого, всё время работаем по заявкам, которые поступают в краткосрочное пользование. В онлайн-режиме получили заявку от лесопользователей – и сразу же выставляем на электронный аукцион».

«Сырой», но нужный

Механизм «лесных» конкурсов, на который на его старте так надеялись и власти, и лесопереработчики, пока себя не оправдал. «За 2019-2021 годы проведено более 20 конкурсов на право заключения договоров аренды лесных участков. Сложившаяся практика показала недостаточное нормативно-правовое регулирование этого вида торгов», – сказал Ложкин.

Причины не изменились (см. материал «Конкурс манипуляций»). Так, постановление федерального правительства № 1475 не обеспечивает в полной мере оценку методики дополнительной потребности в древесине. В постановлении № 241 установлены критерии оценки конкурсных предложений, которые невозможно достоверно оценить, поскольку они предполагаемые. Речь, напомним, о необходимости прописывать в заявках такие показатели, как планируемый объем производства изделий из древесины в стоимостном выражении и планируемое увеличение численности работников. «Сложившаяся практика показала, что победителями конкурса нередко становятся недобросовестные участники, предлагающие заведомо недостижимые условия. Тем самым лесопользователи, которые добросовестно ведут свою деятельность и обладают развитой лесоперерабатывающей инфраструктурой, не имеют шансов получить сырьевую базу. Повлиять на результаты таких конкурсов в рамках действующего законодательства невозможно», – констатировал руководитель министерства, в очередной раз акцентировав внимание на необходимости внесения изменений в федеральное законодательство.

«Несмотря на негативную практику проведения лесных конкурсов, мы считаем этот механизм перспективным в плане развития муниципальных образований. Он позволяет прикрепить объекты переработки к местам заготовки древесины, а значит, к муниципальным образованиям, – выразил позицию муниципалитетов глава Кильмезского района Алексей Стяжкин.

Он также поддержал необходимость внесения изменений в федеральное законодательство. «Нами были подготовлены и направлены в Госдуму и в Совет Федерации поправки в Лесной кодекс. Сейчас ведем заочную дискуссию с Министерством природных ресурсов РФ. В последнем письме на имя председателя профильного комитета Совета Федерации предложили провести парламентские слушания по этим вопросам – с обязательным приглашением профильных органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, представителей малого и среднего бизнеса».

доки.jpg

Глава района озвучил ряд основных предложений: «Первое – чтобы уполномоченный орган (минлесхоз) при проведении конкурса сам определял привязку объекта глубокой переработки либо к субъекту РФ, либо непосредственно к муниципальному образованию. Всё это зависит от наличия конкурентной среды. Второе – номенклатура видов продукции и древесины, производители которых могут участвовать в конкурсах, позволяет принимать в них участие достаточно примитивным производствам – пилорамам. Наше предложение – закрепить право участвовать только субъектам с наличием объектов переработки и капитального строительства. А арендатору объекта переработки придется официально регистрировать договор, что позволит в дальнейшем избежать фиктивных сделок по аренде таких пилорам. Третье – необходимо уточнение опыта работы организации: сегодня в законодательстве прописывается только наличие действующих договоров аренды. Четвертое – необходимо ввести обязательное экспертное заключение со стороны органов местного самоуправления, порядок выдачи которого определяется постановлением правительства РФ. Только ОМС имеют возможность эффективно оценить деятельность и инфраструктуру предприятия на месте и во времени. Также мы имеем возможность запросить и получить необходимую информацию с других органов, в том числе с налоговой службы и Росреестра».

Комментируя конкретно корректировки в Постановление № 241, особый акцент сделал на планируемых показателей, поскольку именно они и «позволяют реализовывать те мошеннические схемы, заведомо завышая ожидаемые показатели». «В данном случае просто разводится какая-то маниловщина, когда пишут, что готовы по миллиону с расчетного куба получить древесины и ничего с этим министерство лесного хозяйства сделать не может. В итоге получаем то, что получаем», – констатировал Стяжкин.

Практика судов

«Много прозвучало предложений по законодательным инициативам, в том числе связанных с расторжением договоров с недобросовестными арендаторами. Это очень длительный процесс, – прокомментировал ГФИ по Кировской области Григорий Житенёв. – Я уже начал заниматься вопросом. Сейчас планирую совместно с минлесхозом Кировской области изучить тему более глубоко, поднять и привлечь к этой работе наших коллег из арбитражных судов, тем более что в регионе работает не только Арбитражный суд Кировской области, есть еще и Второй арбитражный апелляционный суд, который рассматривает дела по нескольким регионам. Предварительно с председателем пообщались, сейчас подготовим необходимые запросы. Давайте параллельно с законодательными инициативами изучим правоприменительную практику».

Комментируя ситуация конкретно с «лесными» конкурсами, президент Вятской ТПП Андрей Усенко отметил, что в Госдуме уже рассматривается законопроект. И предложил региональному минлесхозу выступить координирующим органом по этой теме. «Мы слышим, что районные администрации ведут переписку с Госдумой, бизнес-сообщество ведет. Считаю, министерству надо выступить ядром, которое будет эти инициативы аккумулировать. Тем более проблема касается не только нашего региона», – предложил Усенко.

Обращаясь к Григорию Житеневу, попросил параллельно посмотреть правоприменительную практику, связанную с привлечением предпринимателей к уголовной ответственности по ст. 260 УК («Незаконная рубка лесных насаждений»). «Среди наших предприятий ходит шутка, что несудимых лесопользователей скоро не останется. Причем в большинстве своем это добросовестные лесопромышленники. В статье говорится: если фактический поруб не соответствует заранее задекларированному, ты несешь наказание, вплоть до уголовного. Для понимания: вместо 100 елок срубил 90, а вместо 100 сосен срубил 110. Общее количество деревьев то же, экологического ущерба нет, экономического тоже, но посчитал неправильно. Каждый год порядка 100 лесопользователей подвергаются такому уголовному преследованию», – сказал Усенко, добавив, что чаще всего предпринимателю назначается штраф, и он немаленький.

«Ломаными» путями

Еще одна проблема – с логистикой. «Продукция отрасли была востребована на западе, возили автотранспортом и проблем не возникало. Сейчас переключаемся на восток: едем в Китай, пытаемся реализовывать там. Возникают проблемы, связанные с логистикой, – рассказал директор ООО «ВФК» и ООО «БирчГрув» (Верхошижемский район) Сергей Борисовец. – Для понимания: Кировская область уже два года не получает согласование заявок на прямые перевозки в Китай. Мы обращались в РЖД, дошли до Олега Белозерова (гендиректора, председатель правления ОАО «РЖД»). В РЖД нам аргументировали большой загруженностью БАМа. В результате удорожание нашей продукции только из-за транспортной логистики идет в пределах от 9 до 12 тысячи рублей за кубический метр. Мы все равно везем в Китай, но делаем это через западно-сибирские дороги, «ломаными» путями. На запрос через ТПП Белозеров ответил: если Кировская область – именно правительство региона – инициирует свое предложение в плане решения вопроса, они готовы способствовать. Поэтому просим правительство помочь».

Тут же было дано поручение со стороны врио губернатора Александра Соколова проработать вопрос: по этому же пути пошла менее лесная Удмуртия, и их поддержали.

Сбой в системе

Еще одна проблема – уже федерального уровня – некорректная работа мобильной системы ЛесЕГАИС.mobile. От лица лесопромышленников ее поднял гендиректор ООО «Нолинская лесопромышленная компания» Андрей Гальвас. Он напомнил, что с 1 января 2022 года все сопроводительные документы с древесиной оформляются с использованием этого приложения. «Вместе с тем система разрабатывалась в короткие сроки и не прошла должной апробации и корректировки. Фактически широкой общественности и лесопользователям она была представлена только 30 декабря 2021 года, а в полной мере заработала уже с 1 января 2022-го», – прокомментировал предприниматель.

Сегодня у представителей отрасли к работе мобильного приложения есть немало замечаний. «В программе не предусмотрен функционал для выписки электронного сопроводительного документа (ЭСД) для реализации древесины от 10 кубометров и выше на физическое лицо, то есть мы сегодня не можем продавать населению дрова. При этом до 10 кубометров данный документ, согласно требованию лесного законодательства, вообще выписываться не должен», – начал перечислять выступающий.

При создании ЭСД для транспортировки древесины ЛесЕГАИС.mobile в режиме оффлайн выписывается, но не публикуется в базе данных: «В связи с этим при проверке сотрудниками ГИБДД ЭСД выявляются расхождения между QR-кодом и основной базой данных ЛесЕГАИС. Транспортное средство задерживается до выяснения всех обстоятельств».

Отметил и частые «зависания» программы, невозможность зайти в приложение, чтобы создать ЭСД. «Программа не запускает, пишет «временные сбои». Бывают ситуации, когда целый день нет возможности зайти в программу и выписать ЭСД. В результате частых сбоев и недоработок бизнес несет убытки в виде простоя техники и людей, а штрафные санкции за отсутствие ЭСД для юридических лиц начинаются от 500 тысяч рублей».

В этой ситуации от лица предпринимательского сообщества выступающий сообщил о необходимости организовать обсуждение вопроса на площадке Ассоциации лесопромышленников и лесоэкспортеров Кировской области.

«И с учетом положительного мнения рассмотреть возможность инициирования перед федеральными органами исполнительной власти вопроса о возврате к бумажным сопроводительным документам на древесину. Подчеркиваю: на время доработки программного обеспечения «ЛесЕГАИС», – сказал Андрей Гальвас, добавив, что «аналогичные предложения на федеральный уровень, насколько нам известно, уже поступали от лесопромышленников Архангельской, Вологодской областей и Дальнего Востока».

«Это и простой предпринимателей, и невозможность выявления злоупотреблений, нарушений и преступлений в сфере лесопользования со стороны правоохранительных органов», – поддержал Григорий Житенев, добавив, что также готовил информацию в полпредство по этой проблематике. – Это проблема не Кировской области и даже не ПФО, а всей России. Ее сейчас пытаются решать, оптимизировать эту программу, «полечить», улучшить. Проблема на контроле, но когда решится – пока непонятно».

Поддержка своих

Подняли и другие вопросы. В частности, нехватки мощностей для переработки низкосортной древесины, которая в общем объеме заготовки занимает большой процент. «Прошу решать в первоочередном порядке именно этот вопрос, а не какие-то попутные. Нет переработки низкосортной древесины – давайте говорить о необходимости такого предприятия, а не о создании «Кировлес 2.0». О переработке осины говорят и главы районов, и лесопользователи. Ее некуда девать. Нужно тщательно проработать эту тему», – подчеркнул Александр Соколов.

глубокая.jpg

Он также акцентировал внимание на том, что необходимо делать преференции бизнесу, который работает на регион, в регионе, и особенно по глубокой переработке – такой должен получать больше сырья. «Лесопереработчиков надо делить на две категории: тех, кто рубит и перерабатывает, – к ним нужно относиться с особым уважением. И тех, кто рубит и «кругляк» вывозит, по сути, занимается перепродажей. Есть еще те, которые просто спекуляцией занимаются. Число таких «лесопереработчиков» надо минимизировать. Они платят 100 тысяч рублей, а дорог бьют на сотни миллионов. Реальной пользы региону не приносят, поскольку лес, продаваемый «кругляком», – это копейки по сравнению с продукцией глубокой переработки», – подчеркнул Соколов.

Говоря о поддержке, сделал приоритетный акцент еще на одном критерии: регистрации на территории региона: «Надо разработать механизм поддержки своих. Сначала поддерживаем своих, что осталось – отдавать другим».

Одним из результатов совещания стало решение о создании отдельной рабочей группы, в которую войдут чиновники разных уровней, депутаты и непосредственно предприниматели. Сделать это поручено до конца недели.

В пятницу вечером, 22 июля, во время сдачи номера соответствующее распоряжение «О создании рабочей группы по вопросам повышения эффективности лесопользования и развития лесопромышленного комплекса на территории Кировской области» появилось. Около трети ее состава – бизнес.

Юлия Усинская
bnkirov.ru, 24.07.2022

Похожие записи

Добавить комментарий