Тридцать лет после бархатной революции в Чехии: воспоминания и размышления лесоводов

Ниже мой пересказ центральной статьи из ноябрьского номера чешского журнала «Лесная работа». Номер посвящен 30- летию независимости Чешской Республики., которое отмечалось 17 ноября. По этому случаю редакция журнала попросила нескольких представителей лесного хозяйства поделиться своими ожиданиями того времени, оценками произошедшего, виденьем будущего. Я не перевожу статью, а пересказываю её так, как сам воспринял и понял. Очень поучительное чтение для лесоводов Украины. М.П.

Андреа Понделичкова

Тот факт, что мы стали свободной и демократической страной, безусловно, одно из лучших событий, которые когда-либо со мною случались. Революционные изменения произошли в то время, когда мы создавали семью и, конечно же, думали о перспективах и будущем наших детей. Вероятно, каждый ожидал от событий, которые мы пережили чего-то своего. Лучшего. Пережитые события являются предметом каждодневных дебатов не только на уровне высокой политики и бизнеса, но и среди тех из нас, кто интересуется общественными делами и стремится активно работать в гражданском обществе. Наша страна прошла большой путь за последние 30 лет, и нет никаких сомнений в том, что произошло значительное улучшение состояния экономики и производительности труда на национальном уровне, которое сопровождалось соответствующим повышением уровня жизни и ростом средних доходов населения.

Безусловно 1989 год был переломным моментом в моей карьере. Это был, период перемен и возможностей… В 1990-х годах, как и во многих других отраслях, мы были в центре внимания иностранных советников и экспертов, которые пытались оценить наш способ управления лесами, процессы приватизации и трансформации, предложения по новой концепции государственной лесной политики. Их подходы, советы и рекомендации были частично применимы, а частично нет. В любом случае, это был очень хороший опыт для многих из нас, потому что прошло не так много лет, и многие из наших коллег стали востребованными экспертами по лесному хозяйству в зарубежных проектах и ​​сумели зарекомендовать себя в профессиональных командах авторитетных международных организаций.

Я начала работать в Министерство сельского хозяйства в то время, когда приоритетом было знание иностранного языка, а не практики ведения лесного хозяйства. По этим правилам к руководству лесами пришли многие и я считаю это большим недостатком, так как предметные знания и практический опыт нельзя ничем заменить. Несмотря на фактическую необязательность следования всем положениям общей лесной политики Европы, я считаю вступление в структуры ЕС важной вехой для нашей отрасли. Вступление в ЕС расширило для нас доступ к знаниям, новым контактам,  возможностям  сотрудничества,  научило  активно участвовать в работе европейских институтов.

Однако, если мне также придется критически подумать о ситуации и слабых сторонах нашей отрасли, то я четко вижу большие резервы в сфере исследований в области лесного хозяйства (особенно прикладных) и системе профессионального образования. Эти недостатки, конечно же, связаны с общепринятой системой финансирования, оценки и мотивации как преподавателей, так и школьных педагогов. Я должна добавить к этому списку также тему, которая меня интересовала в последние годы: активная коммуникация и взаимодействие лесоводов, как внутри отрасли, так и с широкой общественностью. Нам необходима коммуникация, причем сейчас намного больше, чем когда-либо прежде. СМИ — мощное оружие, давайте не будем нацеливать его в  наши ряды. Важно объединиться по основным темам и работать вместе как в общении, так и в лоббировании. К сожалению,  это пока невозможно. Личные амбиции и стремления к достижению сиюминутных интересов все еще преобладают. Это всегда будет дисквалифицировать нас в глазах политиков, журналистов и общественности.

В первые годы «после бархатной революции»  Чехия была одним из лидеров среди стран восточного блока. Несмотря на все вышеупомянутые позитивы, мы постепенно теряем эту позицию политически и фактически. Я  обеспокоена событиями в нашей стране в последние годы. Нам нужны сильные демократические партии и независимые СМИ. Только так мы сможем сохранить верное направление для страны в целом и её лесного хозяйства в частности. Будем едины!

Мартин Флора

http://www.silvarium.cz/images/ke-clankum/Ilu-fotky-uvnitr-clanku/Flora.jpg

В ноябре 1989 года я был студентом второго курса факультета лесного хозяйства в Брно, и боюсь, что в то время ещё не знал слова «виденье». Но, конечно, у меня были ожидания. Именно желание реализовать их было двигателем, который заставил меня, и я думаю, что большинство других моих коллег по колледжу выходить на улицы и бастовать. Я не могу перечислить все свои ожидания и, к моему ужасу, мне вообще трудно вспомнить некоторые из них. Однако я не забыл и никогда не забуду главного. Мы все ожидали, что закончится эра шизофрении, в которой то, что говорили разительно отличалось от того, что думали, в которой реальность фатально отличается от ее официального описания, и снова придет время когда появиться возможность свободно говорить, писать, думать, путешествовать и голосовать.

Я думаю, что после завершения фазы первоначального энтузиазма и общей солидарности, жизнь в полной мере подтвердила слова, приписываемые Уинстону Черчиллю о том,  что демократия является худшей формой правления, за исключением всех других методов, которые мы уже пробовали. Несмотря на тысячи оговорок по поводу деталей, я доволен развитием событий после ноября, потому что мои основные ожидания, которые я попытался описать выше, оправдались. Тем не менее, или, возможно, именно поэтому я каждый день неприятно удивляюсь количеству людей, которые молча или открыто стремятся повернуть спираль развития обратно в положение, в котором она находилась до ноября 1989 года. Именно свободная воля индивида во всех отношениях подчиняется власти избранных. Я также удивлен тем, что политические циники, ностальгирующие дедушки, любители пятой ценовой группы (сибариты, любители роскоши) и проповедники самых странных мирских социальных течений объединяют силы в этом отношении, пусть и неосознанно.

В области права меня непосредственно пугает ряд правил, в которые мы уже включены и которые все чаще вводятся. Очевидно, что верховенство закона с более чем двумя миллионами стандартов более не существует и не может сформировать систему с предсказуемыми результатами. К моему сожалению, этот законодательно-нормативный потоп , которому не видно конца, постепенно подрывает основы верховенства закона и, следовательно, демократии, возобновленной в 1989 году. В его прекращении или, по крайней мере, смягчении я вижу основную задачу юристов, в том числе в  лесном праве.

http://www.silvarium.cz/images/ke-clankum/Ilu-fotky-uvnitr-clanku/Minek.jpg

Ян Мичанек

Я был приятно удивлен приглашением Lesní práce написать, я цитирую: «краткое размышление о развитии нашей отрасли и нашего общества после ноября». Я был удивлен, так как в свои за семьдесят давно отошел от активного участия в жизни «нашей отрасли».

Тем не менее, я, по-видимому, отнесен к категории «свидетелей», что на самом деле уместно и приятно. Современное общество ценит старейшин, уважает их опыт , балует их вниманием и черпает силу и энтузиазм в их воспоминаний о молодости. У нас нет ничего другого для нашего образования кроме уроков истории, опыта и знаний наших предшественников. Поэтому уважение к мнению старших со стороны их  внуков, детей и младших коллег не только греет душу, но и является разумным.

Но к делу. Вначале я хочу подчеркнуть, что то, что я сейчас скажу, является только моим личным мнением, которое не представляет какую-либо группу, секту или партию, которое не содержит скрытых сообщений и не защищает таинственные интересы иллюминатов.

То, что произошло сразу после политического переворота в 1989 году в лесном секторе, можно суммировать в нескольких предложениях. В 1990 году, я думаю, это было 1 августа, группа новых людей взяла на себя руководство Министерством лесного хозяйства и получила следующие задачи от правительства:

  1. Ликвидировать уже упраздненное Министерство лесной и деревообрабатывающей промышленности и передать его функциональные компоненты Министерству сельского хозяйства, Министерству промышленности и новому Министерству окружающей среды.
  2. Передать лесную собственность ее первоначальным владельцам в соответствии с «Актом о реституции».
  3. Создать и сформировать юридическое лицо, которое  будет вести  лесное хозяйство в государственных лесах.
  4. Приватизировать государственную собственность, которая не является прямой частью лесных земель и насаждений и не относится к лесной инфраструктуре

Я принимал участие в этой задаче в течение тринадцати месяцев, что может показаться недолгим сегодня, но в неспокойный период времени этого было достаточно, чтобы разобраться со всем необходимым.

По пункту 1 — как я уже упоминал, решение об упразднении Министерства лесного хозяйства было (к нашему сожалению) принято, поэтому мы разделили чиновников, упаковали бумаги и «переместили» все это по новым адресам. На самом деле это была история  со многими приключениями, но это уже другой рассказ. Мы просто сделали это успешно.

Что касается пункта 2, то- реституция лесного имущества прошла гладко. Причинами успеха были как атмосфера в обществе, которое выступало за «исправление несправедливости», так и закон о достойной реституции, но, прежде всего, наша скорость и наши инструкции по внедрению, которые были просты, понятны и приспособлены для старомодных лесовладельцев. Даже спустя много лет, я считаю реституцию большим успехом. Только возврат  церковных владений был отложен парламентом.

Что касается пункта 3 — то, то  что сегодня кажется обычным делом, то есть существование государственного предприятия «Лесные Чешские Республики», тогда  не было само собой разумеющимся. Было много вариантов решений. В качестве примера: возвращение к государству управлению лесами времен Первой Республики. Кроме того, передача государственных лесов акционерному обществу (по австрийской модели) или учреждение государственных лесных предприятий в соответствии с новыми регионами или передача государственных лесов нескольким акционерным компаниям в соответствии со «стратегическим значением» региональных лесов (включая военные леса и национальные парки) или передача государственных лесов в управление Министерства окружающей среды (польская модель) и т. д. и т. д.

Мы приняли решение, соответствующее сегодняшним реалиям. Мы увидели преимущество в том, что формирование крупного, доминирующего владельца леса позволит:

  • единообразно из одного центра осуществлять реституцию и решать  задачи лесной политики;
  • влиять на цены на услуги и древесину, тем самым защищая деловую среду для сотен тысяч мелких лесовладельцев;
  • в случае необходимости вносить коррективы в проводимую правительством политику (продавать и разделять собственность, менять юридическую форму структуры управляющей имуществом и т.д)

Я думаю, что в то время  мы сделали правильный выбор (несмотря на различные последующие перипетии).

Что касается пункта 4 — эта задача и по сей день является наиболее обсуждаемой темой, которая объединяют названием «Трансформация  лесного хозяйства». Необходимо осозновать, что мы не могли рассуждать на тему приватизировать ли часть собственности социалистических государственных лесов или не приватизировать. Приватизация была дана постановлением правительства. В то время мы должны были решить, какие активы приватизировать и в какой форме осуществлять этот процесс. Проанализировав несколько вариантов мы решили приватизировать активы, связанные с «сервисной деятельностью», напомню, что законодательство того времени не позволяло нам приватизировать лесные угодья и леса. Мы и сами не желали этого, считая сохранение государственной собственности на большую часть лесов добрым делом.

Мы решили приватизировать сервисная деятельность, — в основном по   «выращиванию и заготовке», а также связанное с ней имущество. Однако мы не могли сделать это произвольно, мы должны были уважать законы о приватизации, действовавшие в то время. Мы использовали так называемую «малую приватизацию» для продажи некоторых средств для  заготовки (бензопилы, конные экипажи, трактора и т. д.) и транспортировки  древесины (автомобили, прицепы, хлыстовозы ), в результате чего были созданы первые частные  структуры, предоставляющие услуги в лесном хозяйстве.

 Проблема была в остальном. Мы хотели найт максимально простую и быструю форму приватизации. Вот почему мы выбрали форму   приватизационных проектов, связанных с продажей объектов недвижимости  по отдельным лесхозам.  Однако правительство приняло участие в процессе подготовки и решило (к нашему неудовольствию) включить все лесные акционерные общества во вторую волну ваучерной приватизации.

Оглядываясь назад я понимаю, что многое можно было бы сделать иначе. Тем не менее, я убежден, что в то время, благодаря имеющимся у нас инструментам и знаниям, мы проделали действительно хорошую работу (… никто не сделал бы это за нас!). Хочу напомнить вам, что в то время мы были единственной группой людей в лесном секторе, которая имела комплексную программу, и от других мы слышали только возражения по поводу того, что нельзя делать,  но никто никогда не выдвигал никаких альтернативных предложений, которые бы реализовали задачи поставленные  правительством. Особо хочу подчеркнуть, что ни одна коррупционная история не была связана с процессом трансформации лесного хозяйства.

 Однако я не уверен, что этот текст соответствует вышеприведенному заданию. Я чувствую, что должен хотя бы кратко упомянуть следующие почти тридцать лет.

Благодаря этой трансформации в Чешской Республике было создано большое и разнообразное сообщество лесовладельцев. Помимо государства (LČR, VLS, национальные парки при Министерстве окружающей среды, учебные заведения и т. д.), это в основном частные лесовладельцы в виде ФЛП и юридических лиц, а также муниципалитеты городов. Сегодня к ним присоединились церкви. Огромное количество самозанятых предпринимательских структур было создано либо путем приватизации, либо с нуля. Этот текст не претендует на экономический анализ, но я должен упомянуть «побочные» последствия преобразований, которые повлекли за собой ранее немыслимые  процессы рационализации всей деятельности по управлению лесами, следствием которых явились резкое сокращение численности работников и затрат, ускоренное внедрение современных технологий,  резкая корректировка цен на древесину (в сторону увеличения), значительное повышение заработной платы и т. д.

Однако, на мой взгляд, самыми важными были социальные перемены, проявившиеся в изменении мышления и поведение работников леса. На смену носителям депрессивной атмосфера коммунистической власти, с экономически и морально деформированной средой, выпивками и приписками пришли новые люди, которые принесли с собой новую философию лесного хозяйства, новые нормы поведения и новые ценности.

Я знаю, я знаю … Я слышу эти комментарии, критику, примеры допущенных ошибок,  а иногда и худших вещей. Но обратите внимание, большинство из них коренится в простой человеческой глупости или зависти, а также и других отвратительных и прискорбных человеческих качествах отдельных людей! Упреки, которые я слышу, не связаны с системной ошибкой. Скорее, ищите ошибки в нашей не способности нести полную ответственность за наши решения, наши слабости и нашу жизнь.

После шести операций в связи с раком, сердечно-сосудистым заболеваниям и шунтированием у меня появляется ощущение, что с лесным хозяйством в Чешской Республике в принципе все в порядке. Если вы еще больше поймете, что природа — это, прежде всего, мы, люди, то все будет выглядеть ещё более оптимистично.

Но в конце, конечно, я должен упомянуть короеда! Я читаю множество статей и комментариев по этой «теме дня». Знакомясь с этими текстами часто  вспоминаю афоризм С. Дж. Лече, который написал это (это не точная цитата, я читал ее, возможно, пятьдесят лет назад): «Всегда находится много эскимосов, готовых посоветовать зулусам , как спасаться от  тропической жары!». Однако нельзя ожидать, что журналисты и другие «посвященные» расскажут нам какую-то новаторскую мудрость.

В нынешнем климате истерического потепления, которое нельзя отделить от кампании MeToo, гендерных исследований, веганства, домашних родов, отказа от вакцинации, запретов на писсуар и многих других «корректных » глупостей очень трудно не поддаться и сохранить хотя бы остатки здравого смысла.

Бедствие  вызванное размножением короедов, достигшее  чудовищных размеров – это просто реальность сегодняшнего дня. Причиной этой катастрофы, несомненно, является совпадение погоды и, на мой взгляд, что еще важнее — человеческая (т.е. лесная) безответственность, непоследовательность, лень, распущенность, профессиональное невежество и неспособность, неподготовленность мелких собственников и государственного управления.Конечно, мы можем обнаружить увеличение числа короедов за пределами Чешской Республики, но различия здесь велики. Сейчас приоритетом является не только постоянный поиск причин. Для этого достаточно времени.

Самая важная  на данный момент задача — это как можно более эффективно и быстро заготавливать и продавать зараженную древесину  (что легче сказать, чем сделать), и, прежде всего, подумать о способах восстановления леса. В настоящее время, конечно, заманчиво поддаться аргументу: «сажать деревья, которые не ест короед», но это будет не так просто, потому что каждую древесную породу кто-либо ест.

Мы увидим много безумных идей, все они уже высказывались в той или иной форме. Знает история и огромные бедствия, а примеров человеческой глупости и и опрометчивости, — «хоть пруд пруди».

Вероятно, наиболее серьезные решения будут приниматься в связи с условиями и   масштабами адаптации лесного хозяйства к новой ситуации, с которой нашему поколению никогда не приходилось сталкиваться. Это потребует личностей, в равной мере наделенных осторожностью и смелостью, способных сформировать  четкое видение решения проблем..

Надеюсь, в чешском лесном хозяйстве есть такие люди. Это будет похоже на трансформацию, каждый должен быть готов к этому. Им придется выставлять себя на торги, жертвовать многим и быть оплеванными с головы до пят. Но это будет достойная задача, потому что лесное хозяйство по самой своей природе вращается медленнее, чем танкер в открытом море… Поэтому, пожалуй, самое важное для рулевого прокладывающего курс отрасли следовать народной мудрости: « Главное з не обосраться!» Извините, но это для своих ребят в «Лесной работе» …

http://www.silvarium.cz/images/ke-clankum/Ilu-fotky-uvnitr-clanku/ern.jpg

Мартин Черны

С точки зрения нашей деятельности, главное было достигнуто , а именно: мы можем выполнять работу, которая нас интересует и, возможно, помогает кому-то, сохраняя при этом независимость как во мнениях, так и в экономике. За это мы платим довольно объемной  работой и  полной ответственностью за свое существование. Возможно, именно поэтому сегодня молодые люди не проявляют особого интереса к нашему  виду деятельности. По сей день многим нашим коллегам, особенно ученым, трудно понять, как мы вообще можем существовать.

Для выживания и развития независимой компании было очень важно, чтобы с самого начала, то есть с 1990-х годов, мы сосредоточили около половины нашей деятельности за рубежом. В прежних условиях это было невообразимо. За рубежом мы работаем во всех категориях проектов: от проектов, в которых исследователь приносит деньги из дома, через проекты, финансируемые международными агентствами, до проектов, финансирование которых полностью обеспечивается заказчиком. Доля последних увеличивается, и мы  ценим их больше всего. Мы начали с чистого исследования, а затем продолжили разработку методологий и программного обеспечения, чтобы создать долгосрочный стабилизирующий элемент нашего существования. В Чешской Республике исследовательские проекты все чаще добавляют работу к операциям, но мир лесохозяйственных операций более понятен и рационален, чем сектор государственных закупок.

На общем уровне развития леса мы не думаем, что его преобразование или преобразование управления лесами будет особенно успешным. Мы видим, что общество, возможно, становится богаче, но продолжает относиться к лесному хозяйству в основном, как к добыче ресурса, что в совокупности с растущим потреблением, приводит не стабильности и продуцирует невероятное количество отходов.  С другой стороны, было бы трудно найти по- настоящему позитивную модель, особенно в посткоммунистических странах. Открытая или скрытая приватизация природных ресурсов, похоже, приводит к значительным негативным последствиям. Мы наблюдали это в разных странах, но в наибольшей степени во время нашей работы в России.

http://www.silvarium.cz/images/ke-clankum/Ilu-fotky-uvnitr-clanku/Simanov.jpg

Владимир Симанов

Мое поколение испытало послевоенную бедность  и энтузиазм, неуверенность и волнения 1950-х годов, ожидание  «Пражской весны 1968 года» и объявление программы строительства социализма с человеческим лицом, сорвавшее процесс демократизации и политической либерализации 21 августа 1968 года. Мы приняли 1989 год с надеждой, но сдержанно, потому что уже научились больше доверять жизненному опыту и были «старыми перцами» которых новая политическая волна не приняла и изолировала. Мои ожидания сошли на нет после 16 мая 1990 года, когда лесники-реформаторы сформулировали «Пивевую декларацию», которая полностью игнорировала лесоводственные принципы и своей конструкцией и формулировками указывала на то, что истинные цели преобразований отличаются от заявленных.

В сентябре 1991 года лесники-реформаторы предложили план трансформации, который оценили профессора Глюк из Вены и Волц из Мюнхена. Хотя оба мнения были отрицательными,  предложение было принято Чешским национальным советом 13 февраля 1992 года и одобрено правительством Чешской Республики 20 мая 1992 года. Я не знаю более вопиющего примера влияния на лесное хозяйство политического решения! Разрушительное воздействие на лесное хозяйство оказали созданный под эгидой Министерства окружающей среды закон об по охране природы и ландшафта и закон о государственных закупках. Следствием влияния политики на лесное хозяйство является его глубокий кризис, проявляющийся в короедном усыхании.  Надо понимать как то, что это только  вершина айсберга, так и то, что кризис возник не из-за засухи и ошибок далекого прошлого, а из-за целенаправленных, запланированных и последовательных  действий Я воспринимаю текущую ситуацию в лесном хозяйстве и в обществе как «нормализацию II». Граждане подозревают, что «все отличается» от официально заявленного, но молчат, согласно эпиграмме Карла Гавличка Боровского » ,

Лесное хозяйство развивается не автономно, а в социально-экономических условиях, поэтому нельзя предполагать, что другие министерства, в отличие от него, находятся в идеальном состоянии. Тридцать лет прошедших с момента бархатной революции должны стать импульсом для анализа результатов. В 1990 году среднемесячный доход составлял 3 286 чешских крон (3 367 чешских крон в лесном хозяйстве), а средний заработок, сообщенный в этом году, составил 34 000 чешских крон. Тем не менее, это сравнение «разных валют», потому что из-за инфляции бывшие сто крон равны текущей тысяче крон. За 30 лет при постоянных ценах 1990 года средний ежемесячный доход увеличился на 3,47% (0,98% в лесном хозяйстве), Поскольку на текущий средний доход больше, чем в 1990 году, влияют люди с доходом выше среднего, произошло относительное и абсолютное обнищание части общества. Документировано: 115 тыс. бездомных; 4 миллиона не платежеспособных; 1,267 миллиона человек подвержены риску бедности; 470 тыс. человек с доходами ниже прожиточного минимума и т. д. Это могло произойти либо из-за того  что экономика не обеспечила прироста доходов, что было целью социальных перемен, либо из-за  неравномерного их распределения, что рано или поздно приведет к  социальным потрясениям.

Представительная демократия претерпела странный процесс развития, в ходе которого власть перешла в руки профессиональных политиков, которые сделали политику профессией на всю жизнь и на выбор которых не влияют граждане страны. Выборы стали более или менее формальной процедуройй, на которую граждане отреагировали отказом от голосования. В любом случае, парламент будет состоять из людей, выдвинутых политическими партиями, и у избирателя есть выбор только между членами сформированной таким образом элитарной группы. «Естественно, что группа избранных заменила интересы общества своими собственными, а моральная ответственность и этика исчезли из политики.

Разрыв между обязательствами гражданина и «необязательствами» государства увеличивается, ЕС не решает европейских проблем, но детально «гармонизирует» параметры государств и их граждан, государственные служащие в основном занимаются обязательствами Союза и не имеют времени для решения внутренних проблем.

Рыночная экономика превратилась в пустую концепцию и стала экономикой контролируемой наднациональным законодательством (в 1948 году было достаточно 50 тысяч правовых норм, в 1990 году было более миллиона, в 2009 году — полтора миллиона, а сейчас около 2 миллионов) и субсидиями. Целью бизнеса является не прибыль, а субсидия, которая обеспечит надежную жизнь, даже структурам, которые ничего  не производят.

30 лет назад мы сели в поезд, который, возможно, ушел куда-то не туда, куда мы думали, или изменил пункт назначения во время движения  и мы не заметили этого. 2019 год — это возможность проанализировать последние 30 лет, и если это не будет сделано нашими партиями и правительствами, это станет доказательством того, что они соответствуют современным требованиям и что цели преобразования 1990-х годов отличались от заявленных. Праздновать здесь нечего.

http://www.silvarium.cz/images/ke-clankum/Ilu-fotky-uvnitr-clanku/Vrka.jpg

Томаш Вршка

За пять месяцев до революции я закончил факультет лесного хозяйства и думал о том, хочу ли я провести остаток своей жизни в моей родной стране ( ещё после окончания средней школы я хотел пойти военно-морское училище в Щецине и уехать  из коммунистического блока, но желание посвятить себя лесу оказалось сильнее). Изменения, произошедшие после ноября, стали для меня огромным стимулом для продвижения от унылого настоящего к свободной полной возможностей жизни. Как наивный молодой человек,  я думал, что все будет отлично, и преобразование лесного хозяйства будет лучшим способом продвижения моей карьеры.  Я сразу же был «заражен», и эта инфекция сопровождает меня по сей день, и через призму этой  инфекции я смотрю на изменения в лесном хозяйстве после ноября.

Моя жена и я, будучи новоиспеченными лесными инженерами, находились в Австрии работая в таксаторами в крупном лесном имении в Тотес-Гебирге, где под руководством опытного лесоустроителя разрабатывали план ведения лесного хозяйства методом контроля (выборочное хозяйство Биоллея) Впоследствии, в 1992 году, я провел свою первую практическую  стажировку в монастыре в Шлегле, где практиковался в ведении лесного хозяйства на получение ценных сортиментов целевого диаметра.

Я следил за изменениями после ноября  ожидая быстрого распространения не лесосечных, выборочных форм управления лесами в Чешской Республике. Мне потребовалось много времени, чтобы понять, что переход к новым системам ведения лесного хозяйства требует  фундаментальных изменений в сознании лесников и их восприятии леса, в связи с чем быстрого внедрения новшеств ожидать не приходится. .

Однако благодаря ноябрьской революции у нас появилась возможность изменить свои взгляды на методы выращивания леса, познакомится с ранее недоступной литературой, путешествовать по лесовладениям, которые уже давно отказались от лесосечных рубок и самим попытаться объедениться и пойти по новому пути ( для распространения не лесосечных  формы выращивания леса создана  организация  Pro Silva Bohemica).

Было интересно узнать, что новый  путь лесовыращивания быстрее открывается для администраторов небольших частных и муниципальных лесовладений, которые относительно свободны в выборе экономической практики, но в то же время непосредственно подотчетны владельцам и советникам за экономический результат и поэтому  лучше понимают обратную сторону приобретенной свободы — личную ответственность. Именно так, от изучения новых практик за рубежом и консультаций с опытными коллегами за границей  к первым осторожным опытам в вверенных лесах, внедряются сложные и непривычные выборочные методы ведения лесного хозяйства.

Наши робкие попытки внедрить новые методы на крупном государственном предприятии сопровождались сложностями и неудачами.  Причина заключалась в высокой шаблонности применяемых методов лесовыращивания и слишком большой дисциплине. В совокупности это делало государственное лесное хозяйство консервативным и затрудняло апробацию свежих инновационных предложений. Я сожалею об этом и воспринимаю наблюдаемый консерватизм как  замаскированную, часто неназванную проблему, которая глушится в СМИ бесконечными спорами по поводу оценок преобразований бывших лесхозов в компанию, практически лишенную производственных мощностей ( все работы выполняются подрядчиками).

Я разделяю мнение о том, что если человек хочет быть здоровым и жить насыщенной  жизнью, то он должен искать позитивные аспекты во всех ситуациях, событиях и проблемах и увеличивать их, потому что это обогащает и продвигает вперед по пути развития. Мы не должны игнорировать  неприятные факты, но стратегию , насколько это возможно, лучше разрабатывать основываясь  на позитивном подходе. Даже в условиях нынешнем кризиса лесов и лесного хозяйства мы можем найти позитивные моменты, какими бы болезненными они ни были для всех нас.

. Только позитивное видение будущего даст леснику возможность вернуться в лес, взять аэрозоль , повесить на плечо винтовку и принять участие в формировании сложных смешанных насаждений. Пусть он раньше никогда ничего подобного не делал, но оно того стоит!

Для меня тридцать лет свободы и демократии со всеми провалами скорее позитивны, чем негативны, и я рад, что эти перемены встретились со мной в начале моей профессиональной карьеры, а не позже.

Lesnická práce, №11, 2019

Похожие записи

Добавить комментарий