В Давосе определили глобальные риски для бизнеса. Готовы ли к ним в Украине

С 21 по 24 января в швейцарском Давосе проходит юбилейный 50-й Всемирный экономический форум.

Открытие форума прошло под председательством 81-летнего
профессора Клауса Шваба, основателя и президента ВЭФ

Всемирный экономический форум определил ключевые риски на 2020 год. Среди наиболее значимых — климатический кризис, экономическая конфронтация и политическая поляризация

Один из главных вопросов, который обсуждается в Давосе: какой капитализм нужен современному миру?

Каким может быть ответ на такой вопрос со стороны украинского бизнеса

Согласно отчету ВЭФ Global Risks report 2020, в этом году возрастут такие риски как экономическая конфронтация, внутриполитическая поляризация, экстремальные погодные явления (жара), уничтожение природных ресурсных экосистем, кибератаки на сферу инфраструктуры.

В топ-5 долгосрочных рисков, которые будут иметь решающее значение в ближайшие десять лет, риски климата и экологии занимают сразу 4 позиции. По сути, это говорит о том, что экологические изменения мигрировали из плоскости вопросов, которые следует учитывать бизнесу, в экзистенциальные, от которых зависит настоящее и будущее.

Релевантен ли этот вызов для Украины? Да и очень сильно. Оценивает ли его украинский бизнес адекватно? Нет.

Например, по данным опроса украинских руководителей 2019, который провела команда КPMG в Украине, этот риск даже не входит в топ-5 вызовов, угрожающих развитию бизнеса.

В Европе же вопрос защиты окружающей среды — уже давно один из главных репутационных рисков. Такие формы протеста, как потребительские бойкоты по отношению к бренду уже стали частью привычной европейской практики и могут сильно повлиять на благосостояние и успешность бизнеса. В нашей стране на проблему защиты окружающей среды пока чаще просто закрывают глаза.

Но проблема не только в трендах изменения клиентского поведения и ожиданий. Если вы наблюдаете за событиями в мире, то знаете, что из-за пожаров в Австралии, задымление чувствует даже население Аргентины и Новой Зеландии. В ближайшие 5 лет многие страны почувствуют на себе эхо этой экологической катастрофы. Это пример того, как события в одной стране влияют на другие.

Более того, пожары, сильная засуха, меньшее количество осадков, стихийные наводнения — это те проблемы, с которыми будут все чаще сталкиваться страны.

Как отмечается в отчете Global Risks report 2020: изменение климата поражает сильнее и быстрее, чем многие ожидали. И Украина не будет исключением. Такие события невозможно предугадать, но к ним стоит готовиться. И речь не только об агросекторе, сельхозпроизводстве или производстве древесины. Практически каждый сектор экономики так или иначе связан с природными ресурсами. Это означает, что наилучшим решением могло бы стать объединение усилий бизнеса для выработки совместного ответа на климатические вызовы.

Риск экономической конфронтации — насколько он может затронуть украинский бизнес? Благодаря соглашению о свободной торговле с ЕС сегодня наша страна имеет своего рода «подушку безопасности». Объем торговли с Евросоюзом растет. И это большой плюс, поскольку европейский рынок огромен и имеет для Украины большой потенциал. С другой стороны, учитывая тенденции в мировой геополитике, строить стратегию на поставках в один регион — только ЕС — может быть рискованно. Любая страна может завтра ввести протекционистские меры. Что тогда?

Для уменьшения таких рисков необходимо предусматривать выход на другие рынки сбыта и поставку не сырья, а продукта с высокой добавленной стоимостью. Если бизнес продает сырье в чистом виде, то он сильно зависит от мировой цены, повлиять на которую практически невозможно. Если же поставляется готовый или переработанный продукт, то в этом случае будет совершенно иная ценовая конъюнктура, будут доступны совсем другие рынки.

Не секрет, что конкуренция с производителями из других стран высокая. Это означает, что украинскому производителю не нужно гнаться за удешевлением продукции или себестоимости в ущерб качества. Иностранные потребители ожидают высокого качества. Только при таком условии можно надеяться на устойчивое присутствие бизнеса в том или ином регионе.

Риск политической поляризации, на который указывает ВЭФ, для Украины пока не столь высок. Пожалуй, единственная тема, которая может в ближайшее время поставить украинских политиков, как и все украинское общество по разные стороны баррикад — это вопрос открытия рынка земли. Потенциально эта дискуссия может иметь определенные последствия для украинской политики, экономики, а значит и для бизнеса.

Исторически для Украины более важным был иной риск — популизм. Он и сейчас остаётся довольно высоким. В данный момент экономическая политика правительства не популистская, бюджетный дефицит минимален, инфляция упала до исторического минимума. Но всегда есть угроза того, что сдержанная и разумная политика правительства, которая продолжает показывать макроэкономические достижения предыдущего Кабмина, накроет волна популизма, чтобы выполнить ожидания быстрого роста благосостояния населения.

Если через год-два люди не увидят улучшения собственного благополучия, начнут расти негативные общественные настроения. Под их давлением власть может быть вынуждена вернуться к популистским мерам. Приведу пример. Укрепление курса гривны к доллару — это хорошо? Ответ будет звучать по-разному для разного бизнеса. Для импортеров, наверное, да, хорошо. Но, в то же время, это почти наверняка замедлит экономический рост. Ведь изменение курса очень сильно увеличило себестоимость внутреннего производства, экспортёры несут убытки. Вряд ли можно обеспечить устойчивый рост экономики Украины только за счет внутреннего потребления и роста импорта. И этот риск угрозы экономического роста практически никто не предусмотрел.

В целом, это риск не только украинских реалий. Неудовлетворение тем, как правительства решают глубинные экономические и социальные проблемы, вызывает протесты во всем мире. Это может ослаблять способность исполнительной ветви власти принимать решительные меры в случае спада экономики. Без экономической и социальной стабильности странам может не хватать финансовых ресурсов, фискальной маржи, политического капитала или социальной поддержки, необходимых для противодействия ключевым глобальным рискам. Украина не является исключением, и украинскому бизнесу следует это учитывать.

Андрей Цымбал
Новое Время

Похожие записи

Добавить комментарий