Крупной эстонской лесопилке угрожает нехватка материалов

Если в обычные зимы складские запасы лесопилок в феврале увеличиваются, то в этом году на лесопилке Реопалу в Ярвамаа они, напротив, уменьшились, потому что в теплую погоду и при мягкой почве добывать в лесу древесину сложно, пишет Postimees.

Лесопильный завод Реопалу использует только эстонскую древесину, подтвердил генеральный директор Combimill Reopalu OÜ Марек Мооритс. Пиломатериалы, производимые этой лесопилкой, продаются по всему миру. Самые дальние покупатели находятся в Японии и Китае, но большинство продукции идет в Эстонию  промышленным клиентам, которые строят дома или делают клеёный брус.

Проблему для деревообрабатывающей промышленности представляет собой теплая зима не только в Эстонии, но и — наряду с сухим летом — во всей Европе. Так, леса Европы опустошает еловый короед. Мооритс сказал, что из-за повреждений, причиняемых короедом, многие деревья в Германии приходится вырубать, иначе от короеда пострадает весь лес. Это означает, что разом оказывается доступно огромное количество бревен, что выводит предложение из равновесия. Хотя эстонская древесина, как правило, высоко ценится, cпиленная и выставленная на продажу из-за нашествия короеда древесина может значительно потрясти рынок.

По словам Мооритса, проблема короеда всегда была актуальна в наших лесах, но сухое лето и более теплая зима позволяют вредителю активно размножаться и наносить больший урон. 

Кроме того, Мооритс обеспокоен имиджем лесных и деревообрабатывающих предприятий Эстонии. 

В лесной промышленности, особенно в сельской местности, работает много народу, в кроме того, по словам Мооритса, лесной сектор также является одним из крупнейших стабилизаторов торгового баланса.

Мооритс сказал, что представление о лесопромышленнике как о человеке, чья цель — быстро вырубить весь лес и заработать деньги, несправедливо: промышленные инвестиции дороги и осуществляются в течение многих лет, а после того, как инвестиции  сделаны, промышленник хочет иметь длительный и устойчивый поток сырья, поэтому в интересах деревообрабатывающей промышленности в долгосрочной перспективе думать о том, как будет поддерживаться и увеличиваться ценность леса.

Мооритс отметил, что лесохозяйство как сфера бизнеса существует веками, но сейчас у него плохая репутация. Во-первых, вырубка лесов теперь более заметна, потому что для вырубки «созрели» именно леса, идущие вдоль главных дорог. Во-вторых, в старые времена рубки были менее заметны, потому что люди меньше передвигались. В-третьих, несколько десятилетий назад у людей не было смартфона в кармане, чтобы фотографировать рубки леса и распространять их в социальных сетях. По словам Мооритса, с вырубкой лесов связано больше эмоций, чем оно того стоит. 

«Когда урожай готов, его нужно собрать. В конце концов, никто не говорит фермеру не собирать урожай осенью», — рассуждает он.

Вчера Postimees писал, что китайский коронавирус может в скором времени оказать влияние на лесную промышленность Эстонии, поскольку ограничения на международные перевозки влияют на пропускную способность портов и, следовательно, на экспорт древесины, что, в свою очередь, повлияет на цену древесины.

Силья Ратт
rus.postimees.ee, 8 февраля 2020

Похожие записи

Добавить комментарий