You are currently viewing Коронавирус: российская лесная отрасль в поисках новых рынков

Многие экспортеры российской лесной промышленности несут убытки из-за коронавируса. Большинство были вынуждены изменить свои стратегии и искать новые рынки. Однако эта возможность доступна не всем. Тем более что ограничения, вызванные эпидемией коронавируса, не являются первыми и, возможно, не самыми серьезными ударами по расширению экспорта лесной промышленности, в том числе в Китай.

По данным Федеральной службы национальной статистики, экспорт лесной промышленности, одной из ведущих отраслей российской экономики, занимает шестое место в структуре российского экспорта (3,1% в 2018 году). В то же время, объем спроса на российскую древесину из Китая, который был нашим партнером номер один в последние годы (21,9% всей внешней торговли), в два раза выше среднего показателя при экспорте российской древесины и изделий из дерева, имея вторую по величине долю (6,3%) в общем объеме экспорта в эту страну. В период с 2015 по 2018 год стоимость экспорта в Китай увеличилась более чем на 50%, при этом темпы роста достигли почти 8% только в 2017 году.

Понятно, что любые ограничения в этом стратегическом сегменте довольно ощутимы. Воздействие коронавируса на этот сектор можно разделить на два типа: один — это откат конкретных и наиболее вероятных краткосрочных противоэпидемических мер, а другой — долговременное эхо в форме падения спроса (не только из Китая) и перераспределение экспортных векторов на мировом рынке в целом.

Конкретные превентивные меры включают закрытие Россией наземных контрольно-пропускных пунктов, ведущих в Китай с конца января. Эта мера вынудила экспортеров рассмотреть альтернативные способы доставки, например, морским путем. В интервью информационному агентству ТАСС Павел Корчагин, генеральный директор Приморской ассоциации деревообработчиков и лесопромышленников, оценил, что компании несут большие убытки из-за закрытия контрольно-пропускных пунктов, потому что «чрезвычайно сложно» быстро перейти на морской транспорт. Очевидно, что изменения в существующих логистических цепочках приводят к значительным затратам. Существуют также дополнительные консультационные и юридические сборы, связанные с изменением условий доставки и, по сути, всей юридической документации.

«Пандемия коронавируса уже привела к повышению платы за доставку в этот регион», — сказал Виталий Демиденко, директор по продажам компании «Свеза», мирового лидера в производстве березовой фанеры.

Однако Юрий Пономарев, заведующий лабораторией инфраструктурных и пространственных исследований Института промышленных рынков и инфраструктуры Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), считает, что транспортные потери экспортеров древесины при перевозках преувеличены:

«Древесина и лесомаериалы перевозятся в основном морским транспортом (контейнеровозами) и железнодорожным транспортом. Учитывая, что грузовой железнодорожный транзит с Китаем был восстановлен через большинство контрольно-пропускных пунктов, которые были ранее закрыты, нет значительного изменения маршрута поставок или увеличения потерь грузоотправителей».

В то же время превентивные меры в отношении коронавируса — не первый и, вероятно, не самый важный удар по экспортерам древесины в Китай. В прошлом году из-за торговой войны между США и Китаем и стагнации китайской экономики мировые цены на базовую древесину упали на 25-30% и ниже. На этом фоне с 1 января 2020 года экспортные пошлины на необработанную древесину из Дальневосточного федерального округа были увеличены с 25% до 60%. В 2021 году пошлины будут повышены до 80%. Лесопромышленное лобби региона попросило нового премьера отменить повышение экспортных пошлин в связи с промышленным кризисом. Но, похоже, этого не произойдет. Вице-президент Российского союза лесопромышленников и экспортеров Валерий Прилипов сказал: «Я не вижу, чтобы эпидемия повлияла на отрасль. Обязательства — это то, что влияет на экспорт: чтобы делать поставки, нужно платить пошлины».

Более того, 1 февраля 2020 года власти Китая ввели ограничения на экспорт российской древесины путем ужесточения фитосанитарных норм. В первую очередь это коснулось круглого леса, 80% которого экспортируется из Дальневосточного федерального округа: согласно новым правилам его необходимо либо очистить от коры (для удаления паразитов), либо получить фитосанитарный сертификат, выданный Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору России (Россельхознадзор). По данным лесопромышленных компаний, невозможно построить инфраструктуру для фитосанитарного обеззараживания в такой короткий срок, что означает, что будущее экспорта неясно.

«Это будет даже хуже, чем вспышка коронавируса», — сказал ТАСС генеральный директор Приморской ассоциации лесопромышленников и лесопромышленников Павел Корчагин.

В этом контексте глобальные долгосрочные последствия вспышки, которые подразумевают изменение спроса на продукцию лесной промышленности во всем мире, остаются весьма нестабильными. В этом отношении стратегическая гибкость и мобильность каждой конкретной компании может сыграть жизненно важную роль. Некоторым игрокам на этом рынке уже удалось оперативно перенести бизнес.

«Основным макроэкономическим результатом эпидемии является глобальное замедление экономического роста, и общее воздействие на мировую экономику является негативным. По оценкам экспертов, из-за этой вспышки одна Россия в настоящее время теряет около 1 млрд рублей (13,4 млн долларов США) в день. В долгосрочной перспективе спрос упадет во многих странах, и сейчас трудно предсказать, сколько времени потребуется для восстановления», — заявил директор по продажам «Свеза» Виталий Демиденконотес. «Sveza является крупнейшим в мире производителем фанеры из березы и владеет 22% мирового рынка. Мы полностью зависим от общего состояния мировой экономики и местных рынков в частности. Говоря конкретно о наших рынках продуктов, вспышка коронавируса снижает спрос в Китае, а также в ряде соседних азиатских стран. Наш импорт в Китай относительно низок, и мы перенаправили его в другие страны. В то же время, сейчас меньше конкуренции со стороны китайских производителей фанеры. Хотя мы присутствуем в различных рыночных нишах, временное отсутствие недорогих китайских товаров оказывает положительное влияние на спрос на нашу фанеру, которая является более дорогой. Кроме того, мы реализуем программу по оптимизации производства и снижению издержек компании, что позволяет нам чувствовать себя более уверенно в текущей ситуации. Основная проблема заключается в неопределенности: никто не знает, как быстро будет распространяться коронавирус, когда вспышка будет обуздана и перерастет ли она в пандемию. В любом случае, мы надеемся на скорейшее разрешение кризиса, особенно с учетом позитивных сигналов, в связи с разработкой вакцин и проведением испытаний».

Добавить комментарий