Между Сциллой и Харибдой: на крупнейшую отрасль эстонской экономики обрушились два кризиса одновременно

В последние годы одним из важнейших предметов экспорта Эстонии была древесина и изделия из нее.

ФОТО: Ants Liigus/Pärnu Postimees

С одной стороны эстонский деревообрабатывающий сектор потрепал коронакризис, с другой — большой еловый короед, причинивший много неприятностей основным рынкам наших предприятий, пишет Postimees.

Обзор первого квартала Центра частных лесов показывает, что хотя в конце прошлого года у деревообрабатывающих компаний все еще было хорошо, коронакризис в настоящее время значительно ухудшил прогноз. «Объем заказов многих компаний в марте снизился. Для компаний, экспортирующих в Скандинавию, также является проблемой неблагоприятный обменный курс шведской и норвежской кроны. В случае долгосрочного экономического спада вероятно, что количество предприятий, производящих деревянные дома, уменьшится», — говорится в отчете Союза частных лесов.

Например, на заводе Nordic Fiberboard в Пюсси было прекращено производство древесноволокнистых плит, а оставшиеся заказы планируется выполнить на заводе в Пярну. Завод в Пюсси специализировался на более тонких древесноволокнистых плитах, его клиенты преимущественно находились в Южной Европе, на Ближнем Востоке и в Азии. С другой стороны, целевой рынок для более толстых плит, произведенных на заводе в Пярну в Северной Европе, пока не показал сильного спада. Пессимистичные сообщения приходят от действительно крупных деятелей эстонской лесной промышленности, таких как Toftan, Barrus и Nordwood.

Причиной отдельного кризиса, помимо кризиса здравоохранения, стали повреждения, причиненные еловым короедом в Европе. Например, в Чешской Республике вместо обычных 18 миллионов кубических метров было вырублено 25 миллионов кубических метров леса, чтобы устранить ущерб, нанесенный лесу. Сумма ущерба чешской экономике на 2019 год оценивается в 1,7 миллиарда евро. По оценкам Чешского института леса, к 2021 году от короеда может пострадать от 80 до 120 миллионов кубических метров леса. Затем прогнозируется снижение ущерба.

В Германии объем ущерба лесам за последние три года составляет 145,5 млн кубометров. В результате две трети спиленных деревьев оказались поврежденными. Причины повреждений не только в еловых короедах, однако 90 процентов поврежденных деревьев — это хвойные деревья.

Согласно статистике, в первом квартале текущего года цены на древесину остались на том же уровне, что и по состоянию на конец 2019 года. Средняя цена за кубометр сосновых бревен за квартал снизилась почти на евро, а на еловые – на 1-3 евро. С другой стороны, цена березовых чурбанов и березовых бревен за квартал выросла на пять евро.

За рассматриваемый период существенных изменений цен на балансовую древесину не произошло. Средняя цена на дрова за квартал упала примерно на два евро за кубометр.

По-прежнему важный экспортер

Из свежих данных Департамента статистики следует, что в марте, когда было объявлено чрезвычайное положение, Эстония экспортировала древесину и сделанные из нее продукты на сумму 131 миллион евро. Несмотря на пятипроцентное снижение по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, лесной и деревообрабатывающий  сектор — по-прежнему локомотив внешней торговли Эстонии и крупнейший балансировщик.

В связи с глобальной эпидемией коронавируса первыми под удар попали компании по обработке древесины, наиболее близкие к конечному потребителю, такие как производители деревянных домов и деревянной мебели. В то же время кризис привел к увеличению оборота по продаже, например, строительных материалов и детских игровых домиков.

По словам директора Эстонского союза лесной и деревообрабатывающей промышленности Хенрика Вялья, обрабатывающая промышленность является крупнейшим сектором экономики Эстонии и уравновешивает экономику в трудные времена. «Лесная и деревообрабатывающая промышленность и промышленность в целом могут обеспечить безопасность экономики Эстонии в случае кризисов. Сегодня также лесная и деревообрабатывающая промышленность — одна из немногих областей в Эстонии, где работа по-прежнему продолжается. Кроме того, промышленность помогает покрывать основные потребности людей — будь то еда или теплая комната», — сказал он.

Вялья добавил, что кризис в первую очередь затронул компании, наиболее близкие к конечному потребителю. «Общеевропейское закрытие торговли и границ затронуло прежде всего производителей мебели, а также продажи деревянных домов. В то же время продажи деревянных строительных материалов и детских игровых домиков растут», — отметил он.

rus.postimees.ee, 12 мая 2020,

Похожие записи

Добавить комментарий