БОБРУЙСКИЕ ДРОВА ДЛЯ ЕВРОПЫ

Знакомьтесь, Руслан Быков — директор ООО «Бел-Лит Гарант». Предприниматель из Бобруйска уже пять лет продает дрова в Европу. В беседе с корреспондентом «БЛГ» Руслан рассказал, как в начале дровяного бизнеса крупно просчитался, но отступать было поздно, и за какую продукцию немцы, голландцы или датчане готовы платить хорошие деньги. 

Сегодня бизнес Руслана — это два участка в деревнях Стасевка и Брожа, 14 работников, две сушильные камеры, прицепы, погрузчики, манипулятор, автомобиль ЗИЛ, другая техника. И около 10 фур от заказчика, под завязку загруженных его продукцией. 

— Древесину в заготовленном виде мы покупаем у Бобруйского, Октябрьского, Глусского и Осиповичского опытного лесхозов, а также в ООО «ФанДОК», — рассказывает частник. — В сотрудничестве с лесхозами проблем нет, наоборот, мы видим помощь от ваших предприятий и заинтересованность в реализации сырья. 

Еще пять лет назад Руслан занимался утеплением фасадов зданий и не думал о дровах. В новый бизнес его заманил товарищ из Германии. В одном из разговоров тот упомянул, что отправляется в Украину в командировку за дровами. 

— Помню, я тогда удивился, почему не Беларусь, ведь это ближе. Мы всё просчитали и получилось, что можно продавать нашу продукцию не хуже, чем украинский бук в Германию, — рассказывает наш собеседник. — Правда, сперва чуть было всё не свернули: товарищ перепутал стоимость, посчитал цену не за куб, как мы сразу решили, а за ящик, в котором находилось 1,5 кубометра дров. В итоге прибыль всё равно была, но на уровне 5—6 %. Деваться было некуда: когда это выяснилось, мы уже оформили кредиты для старта нового бизнеса под 60 % годовых. 

Дровяное производство в Беларуси Руслан развивал вместе с другим приятелем, который вскоре стал работать отдельно, оформив ИП. А Руслан продолжал трудиться, искать новые рынки сбыта, покупать технику: процентов 70 кредитных средств ушло на обеспечение материально-технической базы нового производства. Также он арендовал колхозные площади в деревне Стасевка. 

Вначале дрова сушились на солнце, но пришла осень — и фирма получила отказ по всей экспортной продукции: без сушки такие дрова Европе были не нужны. Чтобы подготовиться к зимнему экспортному сезону, здесь поставили первую сушильную камеру. В итоге рентабельность производства выросла до 10 %. 

На вопрос, сколько времени понадобилось, чтобы стать на ноги, Руслан отвечает, что прошло пять лет, а стабильной прибыли продажа дров на экспорт до сих пор не приносит. Потому что развитие производства постоянно требует вложений. 

— Если б знали, что будет так сложно, вряд ли бы на это решились. Сейчас, к примеру, вся прибыль уходит на то, чтобы выкупить здание у «ФанДОКа». Осенью мы рассчитаемся с ними полностью, но потом деньги понадобятся на ремонт, — говорит Руслан. — В деревне базу не закроем. Это же рабочие места, люди и их семьи. 

На производстве у Руслана работают дровокольные машины. После колки дрова складывают в деревянные ящики и отправляют в сушильную камеру. В одном ящике находится 1,5 кубометра высушенных дров. Причем только лиственные породы — осина, береза, дуб, граб. Сосновые и еловые дрова никому не нужны, признается Руслан.

Конечно, на успех дровяного бизнеса влияет то, какой будет зима в Европе. Этот сезон был теплым, рынок оказался перенасыщен, из-за чего у европейцев остались излишки дров: к примеру, вместо 9 кубов домовладелец потратил лишь 5. Логично, что и закупит он на следующую зиму меньше. 

— Даже в непростых экономических условиях, во время пандемии коронавируса, мы ни разу не останавливали производство, — говорит предприниматель. — В марте оформили крупный контракт — 6 машин дров ежемесячно до конца года. Чтобы его выполнить, поставили вторую сушильную камеру. 

Обычно фирма отгружает каждый месяц примерно 10 машин дров, или 300 кубометров.


»Дрова из Бобруйска покупают в Нидерландах, Германии, Франции, Дании — за год выходит около 4 тыс. кубометров экспортной продукции.« 


За ней в Беларусь заказчик приезжает сам. Иногда Руслан помогает найти белорусских партнеров по грузоперевозкам. 

Ну и самое интересное, по какой цене уходят белорусские дрова в Европу. По словам частника, в Германии и Нидерландах 1,5 кубометра дров в среднем стоят 240 евро. Фирма Руслана продает белорусские дрова от 115 до 118 евро. Сейчас цена временно упала до 95 евро, поэтому частник перешел на упаковку дров в сетку по 6 кг. Такая продукция требует больше ручного труда, а на Западе он очень дорогой, говорит Руслан. Так, сетки с белорусскими дровами продаются в европейских супермаркетах и на заправках. 

В конце беседы, рассуждая о планах на будущее, Руслан подытоживает: самая главная цель сейчас — не болеть, чтобы не подвести своих заказчиков. Еще очень важно, чтобы Европа не закрыла границы для грузового транспорта, это положит конец бизнесу. А так спрос на дрова постоянно будет, ведь в каминах всегда должен быть огонь, а в домах — тепло и уют от мягкого потрескивания сухих поленьев. 

Татьяна БИНДА
БЛГ, № 23 (1305) 04 ИЮНЯ 2020

Добавить комментарий