You are currently viewing ЭКСПОРТ ДИКОРОСОВ

В каких странах востребованы белорусские лесные ягоды и грибы, которые наши предприимчивые граждане сдают оптовикам, работающим на экспортно ориентированные компании? И реально ли сегодня организовать такую фирму самому? В специфике «капризного» бизнеса на дикоросах разбиралась корреспондент «БЛГ».


Каждый предприимчивый грибник или ягодник в определенный момент начинает задумываться о поиске дополнительной выгоды от сбора дикоросов. Вначале все лесные вкусности идут исключительно себе родимому на стол. Затем продаются в баночках на рынках и при дороге. После сдаются уже в больших объе­мах местным оптовикам… И при этом все прекрасно понимают, что в теории можно было бы и самостоя­тельно наладить продажу лесных яств за границу. Ведь там наверняка платят больше. Да только решаются на такой шаг немногие.
— Я начал заниматься дикоросами еще в 1990-е, — вспоминает учредитель компании, специализирую­щейся на заготовке и экспорте дикорастущих ягод и грибов, Дмитрий Шингирей. — Моя жена — настоящий профи тихой охоты. Меня же эта деятельность заинтересовала именно по финансовым соображениям. В начале моего «грибного» пути, еще в 1993 году, я пробовал закупать лисички в одной из деревень Гомельской области. Укладывал их в коробку от телевизора и вез на поез­де продавать в Брест. Тогда поляки скупали грибы прямо на вокзале. В первой поездке, помнится, заработал 100 немецких марок.
Параллельно Дмитрий Шингирей пытался налаживать и другую деятельность, даже открыл первый в своем городе ларек по продаже хот-догов. Но идея заняться всерьез именно грибами его не оставляла. Вскоре он познакомился с литовцами, которые оказались грибниками и частенько приезжали в Беларусь закупать дикоросы.
— В определенный момент моим литовцам пришлось искать фирму, которая могла бы оказать услугу экспорта в Варену (грибную столицу Литвы). И когда нашли ее в городе Ивье, я перенял реальный опыт заготовки и переработки дикоросов в промышленном масштабе, — рассказывает Дмитрий Шингирей. — Но прежде чем создать собственное совместное предприятие, мне пришлось поработать в экспортно ориентированных организациях в качестве бизнес-партнера по грибам: в ивьевской КНПФ-«А2», лидской «Лидваре», а также «Бэрри-Трейде», где я перенял опыт по заморозке ягод, который после внедрил в свое производство.

В каких странах наибольший спрос

Больше всех проявляют интерес к лисичкам Германия и Франция. Также эти грибы в весомых объемах ждут в Австрии, Бельгии, Испании. Что же касается ягод, то, опираясь на статистику по востребованности и количеству закупок, можно сказать, что Литва, Польша, Германия и Австрия заинтересованы в белорусской чернике. Бруснику больше предпочитают Скандинавские страны. А основной потребитель клюквы — Россия.

— Выше всего оценивает наши лесные дары Германия, — замечает Дмитрий Шингирей. — Хотя цена очень разная, колеблется даже среди покупателей внутри страны-импортера. Причем стоимость порой скачет на несколько евро. Бывает, даже по 7—8 евро те же грибы берут, а бывает, и по 2,5 за килограмм.

Как формируется цена

Самое большое влияние на стои­мость оказывает урожайность. Когда она низкая, спрос больше. Когда хороший урожай, то и продать на экспорт тяжелее. В отличие от тех организаций, которые занимаются культивированием грибов/ягод и могут заведомо просчитать будущие объемы, работая с дикоросами, вы полностью зависите от матушки-природы.

— Если не ошибаюсь, ­2002-й или 2003 год был совсем неурожайным в Беларуси, — рассказывает предприниматель. — Мы тогда поехали аж в Сибирь, закупали грибы в Красноярском крае. Организовали закупку даже в селе Шушенском. Еще в ­2013—2014 годах был период без грибов. В Беларуси тогда многие фирмы по переработке остановили производство, но мы отработали. Тоже в России закупались. Там тогда из-за нас поднялась рыночная цена. Люди из отдаленных населенных пунктов, которые не знали даже, что дороже доллара грибы могут стоить, поняли, что их и по 2, и по 5 можно продать в сезон дефицита.

Если для грибов главное — это дожди, то для ягоды важно, чтобы весной во время цветения не было морозов. Ведь в холод цвет опадает и замедляется опыление насекомыми. В этом плане нынешний год идеа­лен. Урожая много, даже больше, чем в прошлом году, и цена на него разумная. Однако формирует ее не только погода, но и зарубежные покупатели, и экспортно ориентированые предприятия нашей страны, а также белорусские оптовики, скупающие ягоды/грибы у населения. И последние порой делают это очень хитро, утаивая реальные цифры по объему.

К примеру, в лесу пошло очень много лисичек, но оптовики уверяют экспортеров, что урожая почти нет. Те, в свою очередь, повышают закупочную цену и попутно информируют о ситуации зарубежного покупателя, скажем, из той же Германии. Немцы соглашаются брать дикоросы по более высокой стоимости, потому как знают, раз урожая немного, за него придется побороться, выставив лучший ценник. Но как только оптовики добиваются высокой ценовой планки, сразу огромными объемами начинают сдавать грибы закупщику. Уже к вечеру того же дня тот, конечно, понимает, что зря давал высокую цену. И зарубежный покупатель, естественно, видит массовый вброс урожая (придержать — не вариант, ведь продукт скоропортящийся) и моментально скидывает цену — всё так, как на бирже.

— Хорошо, если вы успеваете отследить эти изменения. Но может быть и так, что, купив грибы за 7 евро, продадите за рубеж за 5. А еще учтите расходы за переработку, транспортировку и прочее. Не дай Бог, конечно, но каждый, кто в этом бизнесе крутится, влетал в такую ситуацию, и не раз, — признается Дмитрий Шингирей.

Конкуренция между странами

Искусственный спрос может не только стать причиной потери финансов экспортера, но и послужить поводом для иностранного покупателя искать выходы на других, более стабильных продавцов. Причем в качестве конкурентов на рынке вам придется встретиться не только с крупными отечественными компаниями, но и с такими же коллегами из ближнего зарубежья. На европейский рынок держат ориентиры все страны постсоветского пространства и не только.

— Самые высокие цены на дикоросы выставляют европейскому покупателю (перечисление по возрастающей): Украина, затем Россия, потом Беларусь, Литва, Польша. У поляков самые дорогие дикоросы, потому что у них труд дорогой. И люди там, имея зарплату в 1000 евро, не всегда в лес пойдут за грибами, — замечает Дмитрий Леонидович. — Самые дешевые цены предлагают Румыния и Сербия. У них всё те же лисички растут, только в горах и хуже качеством, часто с песком.

Чтобы выиграть этот конкурент­ный бой, единственный выход — соз­дать идеальное соотношение цены и качества. А для качества дикоросов нужен приличный опыт отработки в организации процессов переработки и финансовые вливания (в случае Дмитрия Шингирея это были кредитные средства) на покупку/аренду и техническое оснащение здания для проведения грамотной заготовки грибов/ягод; дорогостоящее оборудование, включая холодильные и морозильные камеры. Вдобавок придется тратиться на зарплаты сотрудникам, упаковку, транспортировку, налоги, коммунальные выплаты, социальные взносы и другое.


Правила упаковки и транспортировки
Те, кто делают объемы, экспортом свежей ягоды не занимаются. Ведь отправлять ее на рынок нужно прямо в день сбора. В противном случае она потечет или, того хуже, разовьется палочка брожения. А это уже некондиция, или, как говорят в здешних кругах, компот или бражка. Поэтому заработать на ягодах можно только при наличии соответствующего оборудования для заморозки (в идеале — шоковой). В таком виде урожай идет за границу на джемы, варенье, соки. А вот грибы выгоднее реализовывать свежими в эстетичной упаковке. Они должны быть, как с картинки. Поэтому переработка необходима самая тщательная: корешки подрезать, от мусора и иголок почистить, вялые и подпорченные отбраковать.

— Ночью собрали, утром переработали, вечером грибы уже уезжают в рефрижераторе (при температуре +2) в другую страну. Сразу пос­ле доставки они попадают на полки европейских магазинов. Мы упаковываем грибы в корзинки по ­400—500 г, 1 кг и ящики по 3 кг — как закажет клиент, — объясняет Дмитрий Леонидович. — Довелось посмотреть, как у них там всё это реализовывается. Оказалось, дикоросы продаются в специальном овощном отделе. У нас в магазинах они не отличаются от других помещений по температуре. А у них, как правило, овощные отделы — это большие холодильные комнаты, и грибы в них стоят на европалетах.


Поиск новых покупателей

У Дмитрия Шингирея сейчас 10 основных клиентов, с которыми он работает из года в год. Но чтобы расти, нужно постоянно расширять территории сбыта. Учредитель сетует, что сделать это сложно, потому как рынок давно поделен, все работают со своими клиентами. И очень многие люди, которые пытаются наладить экспорт дикоросов, оставляют деньги и уходят ни с чем.

— Не раз наблюдал такую ситуацию. Помнится, даже действую­щий депутат Государственной думы из Москвы (кстати, мой тезка) с очень большими связями пробовал заняться экспортом дикоросов в Рязанской области, — рассказывает Дмитрий Леонидович.

— Телефоны и контакты фирм, которые мы годами нарабатывали, ему дали сразу на блюдечке с голубой каемочкой. И всё равно в итоге он влетел на деньги. Уже в конце первого сезона предложил мне купить грибы, которые он не смог продать, а через год предлагал уже всю фирму целиком.

Тем, кто хотел бы начать собственное дело и рассматривает в этом плане экспорт дикоросов, Дмитрий Шингирей советует просчитать все возможные затраты, ведь куда лучше «быть с деньгами, чем с грибами».

— Если у вас есть, скажем, ларечный бизнес или автосервис, а вы думаете еще и грибами заняться, то точно не надо. Это лотерея. И положительный результат в ней — совокупность многих факторов, — уверен учредитель компании. — Мне повезло, у нас прекрасный коллектив. Без компаньонов я один не добился бы тех результатов, которые мы имеем сегодня. К тому же эта работа требует полной отдачи. Готовы ли вы посвятить ей всё свое время?

И себе и людям


Но есть и приятная сторона. В хороший сезон на дикоросах можно неплохо заработать. Порой этот заработок даже перекрывает затраты предыдущих лет. К тому же это дело кормит не только компанию-экспортера, но и является спасательным кругом для многих жителей белорусских сел.

— Я очень горжусь тем, что мы можем дать заработать людям в деревнях, — замечает Дмитрий Шингирей. — Потому что им там очень тяжело. До того доходит, что целыми семьями собирают дикоросы. И порой в хороший сезон столько того же гриба находят, что на вырученные деньги потом одеться и обуться могут, к школе всё купить, на велосипеды накопить и даже на подержанное авто случается заработать. Учителя к нам ездят ягоды/грибы сдавать, врачи, даже люди в погонах иногда.

Но легких денег, как известно, не бывает. И неважно, какую нишу в цепочке бизнеса на дикоросах вы занимаете — работаете в качестве ­обычного сборщика или же большого экспортера, — трудиться и сталкиваться с капризами природы и конкуренцией придется наверняка.

— Если вы уверены, что именно экспорт дикоросов — это дело вашей жизни, пробуйте. И будьте в душе с Богом, друзья, тогда всё получится! — уверен Дмитрий Шингирей.

Добавить комментарий