М.Попков: Почему «СИСТЕМА» Гослесагентства отвергает «европейский комзол»?

В недавнем интервью изданию Волынь 24 де-факто руководитель Гослесагентства и высший чин государственный лесной охраны Владимир  Налькович Бондарь высказал свою точку зрения по поводу реформ в лесном хозяйстве. Его стратегическое виденье этого процесса сводится до двух базовых тезисов:

  1. фатально ошибаются те, кто пытается «одеть украинский лес в европейский комзол»;
  2. лесное хозяйство станы идет в рыночную экономику по своему уникальному пути.

Я полностью поддерживаю эти тезисы с единственным уточнением: речь должна идти не об украинском лесе и лесном хозяйстве, а о СИСТЕМЕ Гослесагентства, которая действительно абсолютно не приемлет европейские подходы, действительно уникальна и очень далека от принципов рыночной экономики.

Конечно Владимир Налькович, говоря о «европейском комзоле», пожертвовал истиной ради образности.  Универсального европейского «комзола» (модели) управления лесами не существует.  Есть обширный гардероб, с широким набором национальных одежд, которые разительно отличаются друг от друга и приспособлены к реалиям конкретных стран. Однако все они сводятся к очень малому числу правовых моделей и принципов, на базе которых строится управление лесами и ведение хозяйства в государственных лесах. В следующей публикации мы обсудим типовые правовые модели, используемые европейскими странами, которые действительно абсолютно не совместимы с моделью, выбранной Украиной.  Тема этой заметки европейские принципы ведения лесного хозяйства, отвергаемые системой Гослесагентства.

Объективная оценка – фундамент управления

Гослесагентство собирает очень хорошую статистику о лесохозяйственной деятельности подотчетных предприятий, но представляет её на суд Власти и общества таким образом, чтобы убедить всех в успешности своей деятельности. Для этого используются нехитрые приемы:

  • планирование от достигнутого и сравнение с прошлым годом;
  • игнорирование макроэкономических процессов (изменение цен производителей, инфляция);
  • классические приписки.

Рассмотрим использование этих приемов на примерах.

Гослесагентство ежегодно отчитывается о перевыполнении планов лесовосстановления и лесоразведения (рис.1).

Рис. 1. Пример подачи Гослесагентством материала о лесовосстановлении

Но никто не говорит о том, что прежде чем восстановить лес на площади 74,5 тысяч футбольных полей, его надо срубить и в этом сермяжная правда фразы классика о том, что «рубка  — синоним восстановления». Гослесагентсво всё больше восстанавливает потому, что всё больше рубит.  Причем не выполнить план восстановления лесосек прошлого года нельзя даже теоретически: все лесосеки либо восстанавливается искусственно, либо оставляются под естественное заращивание и третьего не дано. Перевыполнение плана достигается в основном за счет посадок на месте погибших культур прошлых лет.

Рис.2. Динамика создания новых лесов предприятиями Гослесагентства

Ещё ярче смотрится статистка лесоразведения (рис.2). За период существования Гослесагентства (создано в 2011) ежегодная площадь вновь созданных лесов снизилась на порядок, при этом планы их создания до 2016 года включительно ежегодно перевыполнялись.

«Перевыполнение» достигалось за счет ежегодного уменьшения планов.

«Доктрина Ткача-Бялловича», которой поныне руководствуется Гослесагентство, предусматривает создание в стране более 2 млн.га новых лесов для достижения «оптимальной лесистости». Сколько времени займет достижение стратегической цели, если ежегодно высаживать по 2 тыс.га и не контролировать судьбу посадок, как это  делают в Гослесагентстве? Ответ на этот простой вопрос — тема отдельной научно-исследовательской работы, но по моей оценке, даже в том случае если посадки производить из тиса, который живет более 1000 лет, со 100% приживаемостью, срок выполнения плана Гослесагентства   будет сравним с периодом прошедшим со времен крещения Руси до наших дней.

В период галопирующей инфляции последних лет и падения курса гривны гениальным изобретением Гослесагентства является представление результатов своей деятельности в номинальных ценах, без поправок на коэффициент инфляции и индекс цен промышленного производства.  Графики динамики любых экономических (выраженных в денежных единицах) показателей в этом случае выглядят жизнеутверждающе и скромно подчеркивают очевидный факт эффективности любого руководства последних лет. Чем больше инфляция – тем больше успех.  Если начать оценивать динамику с учетом макроэкономических показателей оценка будет совершенно иной (рис.3.) /Здесь и далее сравниваются данные по состоянию на 3 квартал, так как к моменту написания материалов данные за 2017 год ещё не полностью обработаны)

Рис.3. Динамика реализации и рентной платы предприятий Гослесагентства за 3 квартал 2011-2017 года в номинальных (А) и сопоставимых ценах 2011 года (индекс цен производителей)

В сопоставимых ценах динамика всех экономических показателей выглядит совершенно иначе. К примеру увеличение реализации наблюдается только в  2015 году в связи с увеличением объема рубок и высокой долей экспорта, а затем сменяется стагнацией и очевидным падением в 2017 году.

Руководство Гослесагентсва любит заявлять о росте налогов, выплачиваемых лесными предприятиями. При этом оно забывает сказать, что этот рост произошел в 2015 году за счет окончания льготного периода по выплате НДС – налога который фактически оплачивают не государственные лесные предприятия, а покупатели древесины.  Динамика основных налогов, определяющих эффективность лесного хозяйства, — рентной платы и налога на прибыль, в сопоставимых ценах не увеличивается, а уменьшается причем весьма значительно (рис.4 и 5)

Рис. 4. Динамика выплаты рентных платежей в индексированных ценах предприятиями Гослесагентства по природным зонам за 3 квартал 2011-2017 года. Изменение доли (%) рентных платежей в сведенном налоге (без ЕСВ)

Рис.5. Динамика выплаты налога на прибыль в индексированных ценах предприятиями Гослесагентства по природным зонам за 3 квартал 2011-2017 года. Изменение доли (%) налога на прибыль в сведенном налоге (без ЕСВ)

В арсенале специалистов Гослесагентства есть и другие способы «приукрасить» ситуацию, но и приведенных фактов достаточно, чтобы понять, что переход на принятую во всем мире систему оценке результатов хозяйственной деятельности, вызовет необходимость многое переоценить и переосмыслить. В этой связи, перед руководителями и чиновниками СИСТЕМЫ  Гослесагентства встает  простой вопрос: «На кой Бес нам этот СТРЕСС?»… Ответ на него прост: надо до конца отстаивать свою уникальную дорогу в рыночную экономику…не забывая на этом тернистом пути о своих личных интересах.

Справедливость и законность

Любые социально-экономические системы, в основе которых лежат несправедливые решения и принципы, не устойчивы и не долговечны.

В европейском понимании применительно к системе лесных отношений принципы справдливости сводятся к :

  • к обеспечения общего блага и улучшению лесов, в том числе в интересах будущих поколений;
  • равенству всех лесопользователей перед законом и отсутствию двойных стандартов у органов государственного управления;
  • одинаковому вниманию государства к выполнению законов и состоянию лесов на всей территории страны;
  • обеспечению честной конкуренции на рынке древесины и максимальному учету потребностей производителей продукции глубокой переработки – резидентов Украины;
  • справедливой оплате труда работников, обеспечивающих ведение лесного хозяйства в государственных лесах;
  • созданию сопоставимых финансово-экономических возможностей для ведения лесного хозяйства в государственных лесах.

На практике перечисленные принципы в Украине никогда не выполнялись, прежде всего из-за ведомственной системы управления Гослесагентства и и его предыдущих формаций,  которые всегда делили леса и лесопользователей  на СВОИ (-ИХ) и ЧУЖИЕ (-ИХ).

Ориентация на достижения общего блага, включая обязательства поддерживать, увеличивать и улучшать леса является неотъемлемой частью лесной стратегии любой европейской страны, но не Украины. Леса нашей страны выращиваются с целью минимизировать затраты и увеличить доходы ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. Результаты подобной политики проявляются в выведении из эксплуатации нерентабельных насаждений, резком сокращении рубок ухода, регулярном недоиспользовании труднодоступных и низкокачественных лесосек. Результат – старение, ослабление и усыхание лесов, ухудшение их качества, а также размерной, породной и возрастной структуры, резкое увеличение выхода дровяной древесины при рубках всех видов.

Уверен, что никто из лесоводов не будет оспаривать эти очевидные факты, которые по-разному проявляются в разных областях, но для их строгого доказательства необходимы данные сравнения последовательных учетов, хотя бы по лесному фонду, находящемуся в постоянном пользовании предприятий Гослесагентства. Подобный учет, согласно закона, должен был быть выполнен по состоянию на 01.01.2016 года. Его осуществлению ничто не мешало и не мешает, но Гослесагентсву не нужны вполне предсказуемые результаты, поэтому учета не было ни в 2016, ни в 2017…не будет и в 2018 году. Вероятно, в этом есть своя логика: зачем расстраиваться самим и расстраивать общество? Хотя с другой стороны проблемы только накапливаются и сами собой не решаться…

Принцип «ЗАКОН ОДИН ДЛЯ ВСЕХ» в сфере лесных отношений в Украине не действует. Об этом свидетельствует множество фактов. В частности:

  • разные права лесной охраны предприятий Гослесагентства и других пользователей;
  • различная степень изученности украинских лесов: о лесах других пользователей информации много меньше, чем о лесах предприятий Гослесагентства, а о лесах, не переданных в чье-либо пользование, а это 1,5 млн. га, её практически нет.
  • различные, параллельно действующие системы сбора информации о хозяйственной деятельности предприятий Гослесагентсва и всех остальных пользователей лесами;
  • разные требования к ведению лесного хозяйства, учету и торговле древесиной;
  • разные условия приобретения древесины цехами государственных предприятий и всеми остальными потребителями;
  • разный уровень финансовой, информационной, научной и иной поддержки лесопользователей государством, а также разный уровень охраны лесов: леса «других пользователей» охраняются хуже, чем леса Гослесагентства, а леса на землях запаса практически не охраняются.

Крайне актуальными и острыми являются вопросы, связанные с обеспечением справедливых и сопоставимых условий ведения лесного хозяйства и «равной оплаты за одинаковую работу», в государственных лесах. Текущую ситуацию, характеризуют материалы, представленные на рис. 6 -9.

6.Средняя заработная плата предприятий Гослесагентства по областям (3 кв 2017)
Рис.7 «Индексы престижа» работы на предприятиях Гослесагентства по областям Украины (3 кв 2017)
Рис.8. Динамика средней заработной платы предприятий Гослесагентства по областям Украины, приведенная к уровню 4 квартала 2011 года
Рис.9. Количество работников в предприятиях – постоянных пользователях леса, имеющих разный уровень заработной платы. (Гослесагентство, 3 квартал 2017)

На карте-схеме (рис.6) отражены географические изменения заработной платы. Их подчеркивает диаграмма (рис.7) на которой показаны «индексы престижа», отражающие процентное соотношение средних зарплат работников лесных предприятий со средними зарплатами по областям, в которых они проживают и трудятся. Очевидно, что лучше всего себя чувствуют работники лесостепных дубравных областей, включая Кировоградскую область, которую принято считать степной, хотя лесхозы с высокой заработной платой расположены в лесостепной её части. В 9 областях, включая Полтавскую и Харьковскую средние зарплаты ниже средних зарплат по области.  Катастрофическое положение в Николаевской, Херсонской и Запорожской областях, где зарплата лесников в более чем в два раз меньше средней по соответствующим областям.

Учет индекса потребительских цен (индекса инфляции) /рис.8/ позволяет увидеть, что уровень реальной заработной платы работников лесного хозяйства в разных областях менялся по-разному: в одних значительно увеличивался, а в других катастрофически уменьшался). Анализ динамики заработных плат приводит к простым выводам:

  • различия в уровне заработной платы существовали изначально;
  • дифференциация зарплат связана прежде всего с внешними обстоятельствами (изменения спроса и цены на рынках древесины, инфляцией, запретом экспорта, ухудшением качества и снижением цены продаваемого сырья, прекращением бюджетной поддержки, оказанием спонсорской помощи и т.д.) и мало зависит от труда работников предприятий;
  • заработная плата изменялась в разных направлениях: от более чем двукратного роста, до более чем двукратного падения.

Диапазон средних зарплат в государственных лесных предприятиях впечатляет /рис.9/: от 600-700 гривен в Присивашском и Херсонском лесхозах до 20 и 24 тыс. грн. в Вышедубечанском и Стрийском, соответственно. Трудно считать справедливой подобную дифференциацию, но возможно она имеет хоть какое-то логическое объяснение. Что бы проверить эту гипотезу мы изучили зависимость заработной платы от рентабельности предприятия Результаты анализа показаны на графике (рис.10)

Рис.10 Зависимость средней заработной платы от рентабельности на предприятиях – постоянных лесопользователях Гослесагентства (3 квартал 2017). На встроенной диаграмме распределение численности работающих и предприятий по уровню рентабельности. (Из выборки исключены предприятия с рентабельностью (точнее убыточностью) более -10%)

Анализ зависимости заработной платы от рентабельности позволяет констатировать:

  • низкий уровень рентабельности (160 предприятий из 288 имеют рентабельность 1-2% и менее, 239 – менее 5%)
  • низкую связь заработной платы с рентабельностью (коэффициент корреляции менее 0,5)
  • возможность получать высокую заработную плату при любой не отрицательной рентабельности.

Абсолютные и относительные затраты на ведение лесного хозяйства и источники его финансирования в лесах Гослесагентства  различаются также сильно, как и зарплаты работников (рис.11).

Рис.11. Абсолютные и относительные затраты на ведение лесного хозяйства, а также источники финансирования в лесах Гослесагентства (данные за 3 кв.2017 года)
А. Средние затраты на ведение лесного хозяйства по областям Украины в пересчете на 1 га лесной площади по данным за 3 квартал 2017 года.
Б. Географические закономерности размера и источников финансирование затрат на лесное хозяйство по областям Украины в пересчете на 1 га лесной площади (Гослесагентство, 3 квартал 2017 года)
С. Размер и источник финансирования общих затраты на ведение лесного хозяйства по областям Украины в номинальных ценах (Гослесагентство, 3 квартал 2017 года)
Д. Структура затрат (%) по областям Украины в зависимости от источника финансирования (Гослесагентство, 3 квартал 2017 года)

Фактические затраты на гектар площади в Винницкой и Херсонской области различаются в 6,5 раз. Эти различия были бы в три раза больше, если бы не помощь (милостыня???) , получаемая предприятиями Херсонской области от лесников других областей Украины, которые фактически спасли лесные предприятия юга и востока Украины от полного банкротства. Однако это временное и сомнительное достижение. За 2016 и 3 квартала 2017 года лесные предприятия степного региона потеряли 1139 лучших работников. В Запорожской уволилось 44,6, в Херсонской 38,6, Николаевской – 27,6, Сумской 26,8% работающих в 4 квартале 2015 года. Основная причина – запредельно низкая заработная плата. В настоящее время при минимальном финансировании на тыс. га и значительной разбросанности лесов по территории предприятия степных областей имеют самые высокие показатели площади лесов, на одного работающего. Вести полноценное лесное хозяйство и охранять леса в таких условиях невозможно.

Ещё одним доводом, подчеркивающем несправедливость существующей системы лесного хозяйства является соотношение заработных плат должностных лиц лесной охраны.  Директора предприятий, имея одинаковые погоны и обязанности, получают заработную плату, различающуюся в разы. Повсеместно в благополучных ресурсных областях заработная плата директоров – «полковников корпуса лесничих», значительно выше заработной платы начальников областных управлений (лесных генералов) и председателя Гослесагентства (лесного маршала). Те же соотношения наблюдаются на уровне лесничих и мастеров леса, которые в лесхозах с высокой реализацией получают больше директоров степного региона.

Чтобы не быть голословным приведу несколько примеров, взятых в случайном порядке из реестра электронных деклараций за 2016 год.

В системе Гослесагентства за 2016 год:

  1. Годовая заработная плата Председателя Гослесагентства (150816 грн)  была в три раза меньше заработной платы директора Вышедубечанского  лесхоза (487128грн) и ориентировочно на 30-50 тыс.грн меньше заработной платы помощников лесничих данного предприятия. Зарплата упомянутого директора превысила также задекларированную заработную плату Президента и Премьер Министра Украины;
  2. Член-корреспондент УААН, доктор наук, директор УкрНИИЛХА заработал (181,7 тыс.грн), что  несколько больше старшего  мастера леса  Вышедубечанского лесхоза (178,3 тыс.грн), но заметно меньше помощников лесничего (185-224 тыс. грн) данного предприятия;
  3. Заработная плана начальников ОУЛМГ ресурсных областей в 1.5 – 3 раза меньше зарплаты подчиненных им директоров:
    • Начальник Винницкого ОУЛМГ заработал 98.5 тыс.грн , а подчиненные ему а директора Тульчинского и Могилев-Подольского лесхозов более 320 тыс.грн;
    • Начальник Житомирского ОУЛМГ заработал 88,2 грн, при заработке директоров от 180 до 260 тыс.грн. и больше; 
    • Начальник Кировоградского ОУЛМГ –заработал 122,2 тыс.грн при заработке директоров Чернолесского и Александровского лесхозов – 311 и 340 тыс.грн, соответственно;
  4. Даже в пределах одной области зарплаты работников, занимающих одинаковые должности, могут различаться многократно. К примеру, директор Долинского лесхоза Кировоградской области заработал 84,7, а Александровского 340 тыс.грн;
  5. Зарплаты работников на одинаковых должностях в лесхозах с разной сырьевой обеспеченности могут различаться на порядок. Ниже приведены цифры для Вышедубечанского (Киевская область) и Веселиновскогоо (Николаевская область) лесных предприятий:
    • Директор   487,1 тыс.грн – 43,4 тыс.грн
    • Лесничий – от 243 до 287 тыс.грн  —  20, 7 тыс.грн
    • Мастер леса – 139,9 тыс.грн – 16,4 -18,2 тыс.грн

Аргументацию можно усилить, к примеру, указав на то, что зарплата одинаково подготовленных молодых специалистов, попадающих на равнозначные должности в «ресурсные» и «не ресурсные» предприятия разительно различается, а также на то, что богатые предприятия давно перешли на оплату образования детей своих сотрудников, что является гарантией получения диплома и соответствующего направления, с тем чтобы комплектовать кадры «своими» и частично компенсировать отсутствие возможности наследования «хлебных должностей».

Конечно, с точки зрения любого европейского специалиста ситуация кажется крайне несправедливой и нелогичной.  Но вероятно это ошибочное впечатление. Если верить пресс-службе Гослесагентства, в армии под названием «государственная лесная охрана Украины» на высшие чины продвигаются люди исключительной скромности и преданности делу. Их совершенно не задевает тот факт, что кто-то где-то больше получает. Это не главное: главное это возможность созидать и множить на благо детей и внуков. Реформы тут совершенно не нужны. Есть простой и единственно правильный путь улучшения ситуации с финансированием внутри СИСТЕМЫ: взять деньги из бюджета и поделить. Все остальные проблемы лесники сами порешают.

Приверженность принципам рыночной экономики

Непреодолимой преградой на пути внедрения европейских принципов в СИСТЕМЕ Гослесагентства является полное непонимание европейскими экспертами украинской лесной рыночной терминологии.  Также, как русскоязычные не могут понять то, что выражение «интересы родины» на территории России и Украине пишется одинаково, но понимается по-разному, так и европейские эксперты не могут понять, что такие термины как рента, себестоимость, честная конкуренция в лесном хозяйстве европейских стран и СИСТЕМЕ Гослесагентства имеют совершенно разный смысл.

К примеру.

В Европе рента — это доля рыночной стоимости древесины, которую получает собственник после продажи её на корню. Она рассчитывается исходя из рыночной цены древесины, затрат на её заготовку и доставку и нормальной прибыли лесозаготовителя. Естественно, чем дороже заготавливаемая древесина, лучше условия заготовки и меньше плечо доставки, тем рента больше. Помимо прочего подобный подход к расчету ренты позволяет выровнять условия заготовки в древостоях разного качества и разной удаленности от потребителя.

В Украине все совершенно иначе. Рентная плата за пользование древесиной никак не связана с рыночной ценой древесины и реальными затратами на её заготовку и доставку. Она выведена из цифр прейскуранта советского времени, умножаемого на различные коэффициенты. В таблице 1 приведены цифры, показывающие соотношение ренты и рыночной цены для различных сортиментов сосны и дуба.

Табл.1. Соотношение между рентной платой и рыночной стоимостью пиловочника и техсырья сосны и дуба.

Очевидно, что чем крупнее, лучше и дороже заготавливаемая древесина, тем меньшие отчисления от получаемого при её реализации дохода получает собственник леса. За дубовый фанерный кряж (более 50 см) в виде рентной платы государство получает только 5% рыночной цены, а за маломерный пиловочник (14-19 см) почти 20%.  Поскольку плата не связана с сортностью древесины, за высокосортный лес она всегда ниже, чем низкосортный. Дубовое технологическое сырье, учитываемое государственной статистикой как дрова топливные, значительно дороже соснового пиловочника соответствующих размеров, а рентная плата за него в 2-5 рез ниже.

Подобная система платы за ресурсы вызовет шок у любого европейского специалиста. Однако это совсем не повод для каких-либо изменений.

Украинская рента глубоко продумана в недрах СИСТЕМЫ. Она позволяет постоянным пользователям не только получать сверхнормативный не трудовой доход, в европейских странах забираемый государством и перераспределяемый, но также мотивирует пользователей к учету деловых сортиментов, как дрова топливные, а также  к занижению сортности, с целю минимизации платы за ресурсы. Другим способом минимизации является расчет платы за ресурсы по разрядам такс, рассчитанным на основе расстояния квартала до нижнего склада, при их фактическом отпуске с промежуточных и верхних складов. В этом случае транспортные расходы постоянных пользователей минимальны и при расчете рентных платежей следует использовать 1 разряд такс.

В Налоговом Кодексе указано, что «Розряди (такс) встановлюються для кожного кварталу (урочища) виходячи з нижчезазначеної відстані між центром кварталу і найближчим нижнім складом … або пунктом відвантаження деревини залізницею».  Чем больше расстояние вывозки, тем меньшую рентную плату должен заплатить постоянный пользователь. Соотношения между разрядами такс, расстоянием вывозки и соотношением рентной платы (в % от платы по 1 разряду) приведено в таблице ниже.

Разряды12345
Расстояние вывозки, кмдо 1010,1-2525,1-4040,1-6060,1 і більше
Соотношение рентной платы за кбм деловой древесины  дуба и сосны, % платы при 1 разряде10071-7257-584328-29

Разряд такс присваивается каждому кварталу при лесоустройстве и на его основе начисляется рентная плата. Однако, с каждым годом все больший объем древесины реализуется с верхних и промежуточных складов автомобильным транспортом покупателя. При этом постоянный пользователь не несет значительных затрат на транспортировку и должен начислять рентную плату по 1 разряду такс. На практике и в этом случае разряд такс начисляется исходя из расстояния до нижнего склада, что противоречит самой сути расчета ренты, уменьшает доходы собственника, но позволяет пользователю значительно «экономить» за счет уменьшения на 30-70% платы за специальное пользование. Об этой ошибке прекрасно известно Гослесагентству, но она кочует из одного Налогового Кодекса в другой, подчеркивая мудрость руководство стоящего на страже интересов руководимых ими коллективов.

Рис.12. Доля рентной платы от стоимомти цены обезличенного кубометра реализованной древесины по лесным предприятиям Гослесагентства различных областей Украины (данные 3 квартала 2017года).

Особо счастливы лесоводы дубравных областей, которые продают дубовые дрова по цене в 2-3 раза выше цены соснового пиловочника и платят при этом в 3-4 раза меньшую рентную плату /рис.12/. Их эмоции разделяют и сильно фрагментированные лесхозы, которые торгуют древесиной с верхних и промежуточных складов, а платят «ренту» по 3-4 разряду такс.

Экономическая эффективность любого производства основана на объективном учете затрат и правильном определении себестоимости выпускаемой продукции, — в нашем случае древесины.

На рис.13 приведены текущие (3 квартал 2017 года) данные о стоимости заготовленного обезличенного кубометра древесины

Рис.13. Средняя стоимость обезличенного кубометра заготовленной древесины на предприятиях Гослесагентства по областям Украины (3 квартал 2017)

С учетом того, что в европейских странах с более дорогой рабочей силой стоимость заготовки колеблется в пределах 8-12 евро/кбм, априори можно ожидать, что в Украине она не превысит этот предел и будет больше в областях со сложными условиями заготовки (горы), высокой долей не сплошных рубок и маломерным, низкокачественным, «дровяным» лесом, заготовка древесины в котором обходится дороже. Логично было бы предположить, что разница между стоимостью реализованного и заготовленного кубометра будет дифференцирована: выше в областях где заготавливается более качественная и дорогая древесина, больше доля сплошных рубок главного пользования и лучше условия заготовки.

В действительности все не так. Минимальная средняя себестоимость заготовленного кубометра в Запорожской области (292 грн/кбм)  в четыре раза меньше, чем максимальная в Винницкой области (1207 грн/кбм) . Себестоимость заготовки никак не связана с реальными условиями ведения хозяйства: в горных областях она в полтора и более раза меньше, чем равнинных лесостепных. Стоимость заготовленного кубометра минимальна в экономически неблагополучных областях и максимальна в наиболее успешных. Разница между стоимостью заготовленного и реализованного кубометра (этот показатель является базовым при формировании прибыли) в среднем 5,9%, варьирует в широких пределах, бывает отрицательной и не поддается прогнозу на основе положений логики и экономики. Трудно понять почему в Черкасской области она равна 0,5% Винницкой, Хмельницкой и Сумской – 3-4%, в Херсонской и Кировоградской – более 30%, а в Тернопольской, Полтавской, Харьковской вообще отрицательная.

 Подобные соотношения противоречат закономерностям, наблюдаемым в странах с рыночной экономикой, но исчерпывающе объясняются используемой в Гослесагентстве методикой определения себестоимости заготовки. Поясним этот вывод на реальном примере одного из лесхозов Винницкой области, взятом из данных отчетности за 2016 год.

Таблица 2. Расчет средней себестоимости (грн) обезличенного кбм заготовленной древесины по лесхозу «Х» /Винницкая область, 2016 год/

Заметим, что заготовка древесины в данном лесхозе проводилась подрядчиками. Стоимость их услуг составила около 10% от финальной стоимости заготовленного кубометра. Остальные затраты сформированы другими статьями себестоимости, которые собственно к заготовке отношения практически не имеют и зависят от уровня затрат на ведение лесного хозяйства по предприятию.

Используемая методика расчета себестоимости работ составлена Госкомлесхозом более 15 лет назад. Она позволяет учесть /спрятать/ любые затраты предприятия в стоимости обезличенного кубометра, фактически без их нормирования. Это система не отвечает принципу равной оплаты за одинаковый труд и позволяет подгонять себестоимость к уровню финансового обеспечения предприятия. Чем больше на предприятии затрат (чем выше зарплата, административные, торговые и прочие затраты и т.п.) тем больше будет себестоимость заготовленного кубометра. Естественно, к экономике эта система не имеет никакого отношения.

Данный тезис подтверждают данные приведенные на рис.14.

14. Зависимость средней стоимости заготовленного обезличенного кубометра от средней заработной платы по предприятиям области (Гослесагентство, 3 квартал 2017)

График рис.14 демонстрирует четкую связь «стоимости обезличенного кубометра заготовленной древесины» от средней зарплаты по областям: чем выше средняя заработная плата на предприятии, тем выше стоимость заготовленного кубометра. Наибольшая стоимость кубометра в областях средняя зарплата в которых превышает 10 тыс.гр (зеленый круг), наименьшая в областях с заработными платами ниже 5 тыс.грн (красный круг). 

Следствием данного факта, является констатация того, что в системе Гослесагентства – правило «ОДИНАКОВЫЕ ЗАТРАТЫ (ЗАРПЛАТЫ) НА (ЗА) ОДИНАКОВУЮ РАБОТУ» не работает. Это, искажает результаты финансовой деятельности предприятий, позволяет необоснованно занижать прибыль и рентабельность, а как следствие минимизировать налоги и перераспределять доходы от реализации древесины в пользу пользователя.

 В странах с рыночной экономикой ситуация иная, но…Лесное хозяйство Украины идет к рыночной экономике своим неповторимым путем и не обязано, что-либо копировать. Лесники, под руководством отечественных наставников будут трактовать экономические понятия так как это лучше для леса и трудовых коллективов, невзирая  ни на советы посторонних, ни на учебники экономики.

Достаточно много различий между подходами к торговле древесиной, используемыми СИСТЕМОЙ Гослесагентства и лесными государственными струтурами европейских стран. Основное из них в том, что на постоянных пользователей системы Гослесагентства действуют только неписанные правила, обычно передаваемые по электронной почте или телефоном. Правила писанные, предусматривающие выставления на торги всего объема заготовленной древесины никогда не действовали, не действуют и не будут действовать ( рис.15).

Рис.15. Объем и формы реализации хвойного пиловочника предприятиями Гослесагентства по областям Украины в 2015 и 2016 годах.

В связи с мораторием на экспорт деловой древесины в круглом виде многие предприятия Гослесагентства понесли значительные потери (рис.16)

Рис.16. Изменение стоимостной структуры и географические закономерности экспорта предприятий Гослесагентства (данные таможни за июль –ноябрь 2016 (А) и 2017 (Б)  года).
А. Изменение общего стоимостного объема и структуры экспорта товаров групп 44;
Б. Географические закономерности совокупного стоимостного объема экспорта товаров из древесины
С. Географические закономерности стоимостного объема экспорта пиломатериалов
Д. Географические закономерности стоимостного объема экспорта топливной древесины

По предприятиям Гослесагентства следует подчеркнуть следующее:

  • потери, связанные с запретом экспорта, пока не компенсированы. В целом по СИСТЕМЕ за анализируемый период потери в стоимостном объеме экспорта составили около 20 млн. USD;
  • после запрета экспорта деловой древесины в круглом виде основной экспортной продукцией государственных лесных предприятий являются пиломатериалы и топливная древесина;
  • за счет увеличения экспорта пиломатериалов (+40%) и топливных дров (+9) компенсировать потери удалось лишь в нескольких областях: Волынской, Львовской, Винницкой и Черновицкой.
  • в системе Гослесагентства нет единой экспортной стратегии, также, как и единой позиции по поводу развития лесопиления или реализации топливной древесины. Активно развивают лесопиления и наращивают экспорт пиломатериалов в областях вдоль северной границы Украины от Волынской до Сумской, а также Львловской и Черновицкой областях.  Объем экспорта топливной древесины резко увеличили в Волынской и Ровенской областях

Об объеме, динамике деревообработки на предприятиях Гослесагентства можно судить по графикам, представленным на рисунке 17. Они показывают основные направления реализации (экспорт, внутренний рынок, собственная переработка) древесины по областям Полесья, Карпат и Лесостепи с 2008 по 2016 год, включительно. Переработка в степных областях достаточно распространенное явление, но по объему она мизерна и не оказывает какого-либо влияние на рынок древесины. Следует учитывать, что на графиках приведены суммарные объемы по областям, которые крайне неравномерно распределяются по отдельным предприятиям.  Среди многолетних лидеров в части деревообработки и выпуска продукции лесопиления Радомышльский, Коростышевский, Новоград-Волынский, Маневический, Бродовский и другие лесхозы.

Рис.17. Динамика реализации древесины по основным направлениям с 2008 по 2016 год (суммарные данные по предприятиям областей Украины)

Анализ представленных графиков приводит к очевидным выводам:

  • деревообработка имеет место на предприятиях Гослесагентства всех областей Украины, но её удельный вес в потреблении древесины различный;
  • наибольшее развитие деревообработка получила на предприятиях Волынской, Житомирской, Сумской, Львовской, Львовской, Черниговской и Черновицкой областей;
  • во всех областях, на фоне уменьшения экспорта древесины в круглом виде в последние три года наблюдается рост объема переработки.

Более свежие данные показывают, что предприятия системы Гослесагентства показывают хорошие темпы развития деревообработки. По состоянию на конец третьего квартала ими переработано почти на 500 тыс.кбм древесины больше, чем в соответствующем квартале 2014 года. От исходного уровня прирост составил 52%.

Более половины общего прироста переработанной древесины обеспечили предприятия Житомирской (37,2%) и Волынской области (21,7%). По темпам роста, среди областей Полесья. Карпат и Лесостепи лидируют Тернопольская (135%), Житомирская (82%), Черновицкая (74%), Сумская (66%), Ровенская (65,7%) Волынская (63,8%) более чем удвоившие объем переработки к базовому уровню (2014 год 3 квартал) (рис.18).

18. Динамика и структура переработки древесины предприятиями Гослесагентства
А. Динамика увеличения суммарного объема переработки (тыс.кбм) предприятиями Гослесагентства по областям.
Б. Структура использования заготовленной древесины предприятиям Гослесагентства по областям Украины (3 квартал 2017 года). Цифры на карте показывают долю переработки от общего объема заготовленной древесины

В абсолютном выражении, объем переработки государственными предприятиями постоянно увеличивается: по состоянию на 3 квартал в 2015 году он увеличился на 97, в 2016 на 187, в 2017 210 тыс.кбм. В относительном в среднем по СИСТЕМЕ Гослесагентства за период с 3 квартала 2016 по 3 квартал 2017 года он составил около 19%. При этом абсолютным лидером стали предприятия Сумской области (42% увеличения объема переработки). Более 20% прироста обеспечили предприятия Житомирской (27%), Волынской (24%), Тернопольской (24%), Черниговской (24%), Винницкой (20%) и Хмельницкой (20%) областей.

По прогнозам в 2017 году, объем собственной переработки достигнет или вплотную приблизиться к 2 млн. кбм, что составляет около 15% от общего объема заготовки. По отдельным областям он уже значительно выше: Волынской (32%), Житомирской (22), Сумской (21) /см. карту –схему на слайде/. Оценивая объем внутренней деревообработки относительно заготавливаем объемов пиловочника следует увеличить долю цехов государственных лесных предприятий ориентировочно в два раза. А это значит, что уже сегодня они занимают значительную долю рынка сырья для лесопиления.

 Если темпы прироста развития лесопиления в государственных в ближайшие 5-10 лет сохранится на уровне 10-15% в год то уже через 5-10 лет проблема «удосконалення системи продажу необробленої деревини» будет решена сама собою: львиная доля пиловочника останется в распоряжении цехов государственных предприятий. Остальным предоставляется возможность бороться за остатки на «прозорих конкурентних засадах».

Следует отметить, что инвестиции в деревообработку осуществляются за счет доходов лесного хозяйства, причем в объемах превышающих чистую прибыль.

С точки зрения европейских экспертов отсутствие правил торговли и быстрорастущие объемы переработки древесины, получаемой вне конкурентной борьбы нарушают принципы рыночной экономики.  Однако украинские лесники ещё только идут рынку и на этом пути, под мудрым руководством, имеют право игнорировать любые правила: от любых рекомендаций до действующей концепции Кабмина, которая предусматривает постепенную ликвидацию деревообрабатывающих мощностей в составе лесных государственных предприятий.

Другое замечание экспертов безусловно коснется необходимости раздельного учета экономических результатов деревообработки и лесного хозяйства. Однако учитывать его нецелесообразно: если уж игнорировать советы, то лучше это делать оптом. Кроме того, чем запутаннее экономическая отчетность, тем легче прикидываться эффективной и быстро развивающейся структурой.

Нулевая терпимость к коррупции

Понятие «нулевая терпимость к корупции» европейские эксперты и украинские лесоводы понимают по-разному. Европейцы считают коррупцию злом, с которым надо бороться, а украинские лесоводы так к ней привыкли, что уже не замечают.

Позиция руководства отрасли последних лет сводится к тому, что противодействие коррупции – удел правоохранительных органов.  Никаких коррупционных проявлений в отрасли оно не видит, а обсуждать эту тему ему также «приятно», как черту перекреститься.

Однако признаки коррупции в отрасли присутствуют. Для иллюстрации этого ограничимся единственным примером из десятка возможных.

Экспорт топливной древесины

После ввода в действие моратория на экспорт деловой древесины (4403) единственным разрешенным к вывозу за границу видом древесного сырья является топливная древесина в виде колод, экспортируемая по коду 44011. Предприятия Гослесагентсва — основными экспортеры этой продукции. Основной объем топливных дров в виде колод поставляется ими в Румынию (73,1%), Польшу (13,5%) и Турцию (6,9%). /Здесь и далее в этом разделе используются оперативные данные таможни по месяцам с июля 2016 по ноябрь 2017 года, включительно, данные Госстата Укаины и базы данных торговых потоков ООН/

Среди конечных получателей украинских дров фигурируют крупные плитные, целлюлозные и даже лесопильные предприятия (рис. ), основным сырьем для которых является балансовая древесина и маломерный пиловочник.

Рис.19 Среди крупных покупателей «топливной древесины» у предприятий Гослесагентства известные мировые и европейские производители, выпускающие плиту, целлюлозу и пиломатериалы.

Есть все основания считать, что поставляемая продукция используется ими для выпуска конечной продукции, а не сжигается.

Этот довод косвенно подтверждает сравнение статистики объемов украинского экспорта топливных дров в Румынию, с аналогичной статистикой румынского импорта (табл.3)

Таблица 3. Баланс торговлей топливными дровами (44011) и деловой древесиной в круглом виде (4403) между Украиной и Румынией в 2015 и 2016 годах.

И в 2015 и 2016 году наблюдаются общая закономерность: Украина экспортирует в Румынию значительно (на 46-48% в количественном выражении) больше топливных дров в виде колод (44011), чем импортирует Румыния. По деловому лесу ситуация прямо противоположная. При этом суммарный объем экспорта и импорта топливных дров и деловой древесины приблизительно одинаков. Совокупный стоимостной объем импорта значительно выше стоимостного объема экспорта. В 2015 году стоимость импорта древесины в круглом виде Румынией оказалась на 16,2 млн.USD выше стоимости её украинского экспорта в эту страну. В 2016 году превышение стоимости импорта достигло 23.8 млн.USD.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что значительная часть (около половины) топливной древесины (44011), экспортируемой предприятиями Гослесагентства в Румынию, поступает конечным пользователям, как деловая древесина (4403). При этом цены по которым государственные предприятия продают древесину значительно ниже, чем цены, по которым её покупают конечные пользователи в Румынии.

Такие закономерности могут наблюдаться только в том случае, если торговля осуществляется, через посредников, покупающих в Украине топливные дрова и продающих их как деловую древесину по более высокой цене.

Анализ подтверждает это предположение, свидетельствуя о том, что основными торговыми партнерами государственных лесных предприятий являются именно посредники.

Более 97% (по стоимости) объема топливной древесины, экспортированной в Румынию предприятиями Гослесагентства, (с июля 2016 по ноябрь 2017), направлено по адресам 6 фирм:

Egger Romania SRL (60,9%)99,8% приобретено через посредников в Великобритании, Венгрии, Австрии и других странах
SC PROLISOK  S.R.L. (21,1%)румынская фирма-посредник, перепродающая древесину, в основном фирмам Egger и Schweighofer
SC CONFANA INDUSTRIES SRL (8,8%)румынская фирма-посредник, перепродающая древесину, в основном фирмам Egger и Schweighofer
PPA Timber Trade S.R.L. (3,0%)100% приобретено через посредников в Великобритании
FREE PATHAID SRL (2,0%)100% приобретено через посредников в Великобритании и Венгрии
SC Holzindustrie Schweighofer s.r.l. (1,5%)100% приобретено через посредников в Великобритании

Для примера на рис.20 показана динамика и структура работы государственных лесных предприятий с фирмами посредниками, поставляющими дрова топливные на фирму Еггер.

Рис.20. Стоимостной объем поставок дров топливных государственными лесными предприятиями на фирму с июля 2016 по ноябрь 2017 года (оперативная информация)

Аналогичная ситуация наблюдется при экспорте дров в Польшу и Турцию.

Основными покупателями польской древесины являются посредники, зарегистрированные в Нидерландах, Канаде, а также Панаме и Великобритании (в совокупности 56%), а также польские посреднические фирмы. Основной её объем поступает на заводы групп Kronospan и INTERNATIONAL PAPER.

Для поставок в Турцию более 93% стоимостного объема топливных дров закупила одна фирма, имеющая свои представительства в Швеции и Великобритании.

 Всем известно, что основой долгосрочных и взаимовыгодных торговых отношений являются тесные прямые связи между покупателями и продавцами.  Появление стоящих между ними посредников всегда ведет к снижению цены и является одним из признаков коррупции.

Безусловно, факт работы через посредников не доказывает коррупции, но вызывает обоснованные подозрения.  Работа через посредников далеко не единственная схема, которая может быть использована для личного обогащения в лесном хозяйстве.

Набольший ущерб государству приносят следующие виды лесной коррупции:

«договорняки с покупателями древесины», связанные с торговлей через посредников и оплатой в два счета, к примеру, за продукцию и фиктивные маркетинговые услуги;

«пересортица» — продажа лесопродукции с заведомо искаженными показателями размеров и качества, по заниженным ценам с получением разницы между договорной и фактической стоимостью в виде «личной благодарности»;

«подъемы» — централизованный сбор средств с кубометра проданной древесины с передачей их по цепочке высшему начальству;

«теневое лоббирование» — продвижение интересов определенных потребителей древесины путем приоритетной отгрузки сырья или помощи в получении разрешительных документов на нелегальную древесину;

«откаты» и «взятки» — предоставление продуктов, прав пользования, услуг, должностей, выгодных контрактов или работы за деньги или услуги.

«кадровая коррупция» — использование служебных возможностей для продвижения на руководящие должности людей, не имеющих соответствующего образования, опыта, моральных качеств, по соображениям, не связанным  с повышением уровня ведения лесного хозяйства, в том числе политическим или меркантильным;

«теневая продажа или передача в пользования земель, построек или иного государственного имущества.

В последнее время наблюдаются признаки недобросовестной торговли пиломатериалами и дровами на внутреннем рынке, а также признаки наличия схем, связанных с теневым «частно-государственным» партнерством.

Все коррупционные схемы базируются на использовании должностных возможностей для личного обогащения за счет государства. Они очень многообразны. Их трудно выявить и доказать, — особенно в условиях ведомственной солидарности (круговой поруки) и традиционной терпимости лесников к коррупции.

В нынешней ситуации борьба с коррупцией в СИСТЕМЕ Гослесагентства возможна только силами правоохранительных органов.

Подводя итог, этому беглому обзору, следует согласится с выводами Владимира Бондаря. В нынешней ситуации комплексное внедрение европейских подходов к ведению лесного хозяйства не возможно: нет запроса общества на перемены, также как и специалистов понимающих необходимость и суть перемен.

М.Попков

Похожие записи

Добавить комментарий